написать

Ограничения благотворительности

 

Одно дело - найти моральный аргумент в пользу помощи бедным людям, и совсем другое - осуществить эффективные действия. Проявление активной роли правительств в борьбе с нищетой было обусловлено вопросом о том, справляется ли частная благотворительность с этой задачей. Высказывались опасения, что система помощи бедным, основанная на благотворительности, создает стимулы для попрошайничества, которое рассматривается как основное внешнее проявление бедности. Были также высказаны опасения по поводу неравномерного охвата нуждающихся. Известно, что частные пожертвования более чувствительны к обстоятельствам жизни конкретных людей, которых даритель знает лично, чем к потребностям анонимной массы неопознанных, но столь же нуждающихся людей, особенно когда они находятся на некотором отдалении. Считается, что это общая черта психологии пожертвований (См обсуждение у Singer (2010, chapter 4).

Еще одним важным ограничением предоставленной самой себе благотворительности является то, что экономисты причудливо называют халявничеством (Вставка 1.14). К середине XIX века эффективность свободной рыночной экономики, по-видимому, получила широкое признание. Но вместе с тем стало ясно, что существует серьезная проблема, связанная с вероятным недопоставлением определенных товаров, которые стали известны как общественные блага. В своих "Принципах политической экономии" - несомненно, самом важном учебнике экономики второй половины XIX века - Милль (1848, кн. 5, гл. 11) утверждал, что индивидуальные стимулы могут быть недостаточно сильными, чтобы предпринимать  действия, которые в подавляющем большинстве случаев будут отвечать коллективным интересам. Милль привел пример того, что "каждый заинтересован в том, чтобы никто не грабил и не обманывал [но] никто не заинтересован в том, чтобы воздерживаться от ограбления и обмана других, когда другим позволено грабить и обманывать его" (Милль 1848, 583).

Та же логика применима и к бедности, когда её уменьшение приносит общественную пользу, но мы полагаемся на независимые усилия предоставленные сами себе посредством  частной благотворительности. Большинство людей могут выиграть от сокращения масштабов нищеты, но индивидуальные стимулы для частных благотворительных действий слишком слабы, чтобы сделать что-то глобальное для решения этой проблемы, поскольку появляется возможность пользоваться благами, не оплачивая справедливую долю расходов или вообще никаких расходов. Моральный аргумент может быть очень сильным, а потенциальные выгоды велики для всех, но действия могут быть не совсем  оптимальными, если только не существуют институты для решения проблемы халявщика (как объясняется во Вставке 1.14). Религиозные или светские призывы к добродетели благодеяния могут быть истолкованы как усилия, направленные на обеспечение для всех общих результатов. Однако соблазн халявы может быть велик. Как отмечает один из видных защитников моральных принципов дарения, " все мы видим или читаем призывы помочь тем, кто живет в крайней нищете в беднейших странах мира. И все же большинство из нас отвергает призыв "помочь другим" (Singer 2010, 22).

Классическое решение проблемы халявщика состоит в том, чтобы совершать усилия, которые делают халявщика уязвимым, обязательно с помощью законодательства или регулирования. Как сказал Милль (1848, 581), "есть вопросы, в которых требуется вмешательство закона не для того, чтобы отменить суждения отдельных лиц, уважающих их собственные интересы, а для того, чтобы привести это суждение в исполнение. Таким образом, Милль признавал важную роль государства в борьбе с бедностью: "я полагаю, что было бы весьма желательно, чтобы право на существование было предоставлено нуждающимся трудоспособным людям, а не чтобы их помощь зависела от добровольной благотворительности" (Милль 1848, 581). Однако до достаточно всеобъемлющих общественных усилий по борьбе с нищетой ещё далеко.

Вставка 1.14 Недостаточное обеспечение общественными благами когда их распределение предоставлено само себе

Предположим, что для защиты коллективных интересов трудящихся необходим новый профсоюз. Добровольные взносы (наличными или натурой, через труд) работников являются единственным доступным средством создания и поддержания профсоюза, но никто из работников не знает, какую ценность другие работники придают организации. Таким образом, мы имеем так называемую "некооперативную игру", в которой эгоистичные игроки действуют независимо друг от друга, причем каждый игрок учитывает только свои предпочтения, но в которой все игроки придают личную ценность общественному благу (в данном случае профсоюзу). Некоторые сознательные работники, несомненно, предложат внести свой вклад. Однако все работники также поймут, что они могут пользоваться преимуществами усилий профсоюза, не внося большого личного вклада. Они могут объявить о своей готовности внести свой вклад, но вполне вероятно, что они будут занижать свои истинные возможности, и они могут даже предпочесть не предлагать внести свой вклад. Это пример поведения халявщиков. Поэтому профсоюз может никогда и не быть создана.

То же самое относится и к бедности. Каждый может предпочесть жить в мире, свободном от бедности. Однако наличие в обществе халявщиков влечет за собой то, что частная благотворительность обеспечивает слишком малое сокращение бедности.

Это не значит, что халявщики будут присуутствовать всегда. В организованных играх между реальными людьми сотрудничество (например, в поставках общественных благ), по-видимому, возникает чаще, чем это предсказывает стандартная экономическая модель. Чтобы оценить, требуется ли вешательство государства в обеспечении конкретного общественного блага, мы должны определить, удовлетворяет ли частное обеспечение эту потребность надлежащим образом.

Дополнительная литература: Работа Хиндрикса и Майлза (2006) включает в себя хорошее обсуждение общественных благ. Хорошую трактовку теоретико-игровой интерпретации проблемы халявщика можно найти в книге Binmore (2007). Ostrom (1990) представляет интересную дискуссию о том, каким образом общины могут стремиться решить проблему халявщиков с помощью методов управления, которые они используют для своих ресурсов совместной собственности.