написать

Глава 49. Общие выводы

Эпохи развития социализма. Его роль в развитии человечества

На предыдущих страницах мы проследили за развитием социалистического мышления через различные стадии его развития от утопизма до наших дней.

На утопической стадии, как мы уже видели, многие философы и гуманитарии представляли себе идеальное содружество, которое нужно было только воспринимать, чтобы быть принятым.

Их нисколько не тревожил страх, что общество не готово к переходу от частной собственности к общей собственности на промышленность, что привилегированный класс не может, как класс, отказаться от своих привилегий без давления снизу и что ни один философ, каким бы мудрым он ни был, не может в деталях решить, какой именно промышленный режим примет будущая социальная группа. Но они оказали уникальную услугу, обратив внимание на недостатки промышленной системы и благородно стремились показать, что мужчины и женщины должны жить на более справедливой и более братской основе.

В середине XIX века утопический социализм стал уступать место "научному", или марксистскому, социализму. Марксистские социалисты отказались рисовать яркие словесные картины грядущего порядка. Они настаивали на том, что общество переходит от одной стадии развития к другой не в результате воображения немногих мечтателей, а в результате нормального развития экономических и социальных сил, ускоренного давлением рабочего класса, сознающего свои цели и стремящегося одержать победу над классом капиталистов и покончить с классами и классовой борьбой. Экономическая интерпретация истории, теория классовой борьбы и учение о прибавочной стоимости были краеугольными камнями марксистской философии. Маркс, применяя свою социологическую доктрину к капиталистическому обществу, видел, что промышленность при капитализме концентрируется во все меньшем количестве рук; рабочий класс при нерегулируемом капитализме погрязает в нищете; кризисы становятся все более масштабными, и промышленный порядок в конце концов рушится, уступая место кооперативному порядку. Маркс и Энгельс полагали, что этот крах и триумф рабочих, вероятно, будут сопровождаться насилием и гражданской войной, хотя в своих более поздних работах они выражали убеждение, что мирный переход может быть осуществлен в некоторых западных странах.

Примерно через тридцать пять лет после издания Коммунистического манифеста в Англии появился Фабианский социализм. Английские Фабианцы основывали свою экономику на Рикардианском законе ренты, а не на трудовой теории стоимости. Они понимали важность рабочих для осуществления социальных перемен, но они верили, что другие элементы населения, помимо рабочего класса, а именно средние (профессиональные) группы, также могут быть охвачены социалистическим вызовом, если он будет им должным образом представлен. Они ставили перед собой задачу "пронизать" средний класс социалистическим посланием. Они представляли себе наступление социализма как результат усиления муниципальной и федеральной собственности в промышленности, усиления власти трудящихся в законодательных и исполнительных органах власти, роста кооперативных, профсоюзных и просветительских движений, развития общественного сознания, одним словом, постепенной демократизации общества в политической, экономической и интеллектуальной сферах. В этой школе мысли главными пионерами были Сидни, Беатрис Уэбб и Бернард Шоу.

Союзником Фабианской английской школы была ревизионистская школа, возглавляемая Эдуардом Бернштейном, зародившаяся в Германии. Ревизионизм был более сознательной попыткой, чем Фабианство, изменить некоторые из принципов марксистской теории. Бернштейн, в частности, видел, что классовая борьба становится менее напряженной, состояние рабочего класса улучшается, а не ухудшается все больше, средний класс увеличивается в численности, кризисы становятся менее тяжелыми, а большие области промышленности остаются в руках мелкого производства. Самым важным для Бернштейна в социализме было движение, а не конечный идеал. С девяностых годов, когда был брошен ревизионистский вызов, до Первой мировой войны социализм в Германии и других континентальных странах был разорван на части в области интеллектуальной дискуссии, если не в партийной организации, обсуждением вопроса о марксизме против ревизионизма. Марксистские теории, умело защищенные Каутским, все еще оставались официальными теориями партии, в то время как ревизионистская тактика тихо побеждала в реальной повседневной борьбе социалистического движения.

Между тем "ревизионизм левых", синдикалистская философия, развивалась во Франции и других латинских странах, а также в некоторой степени проявлялась в Соединенных Штатах. Синдикалисты приняли теорию классовой борьбы Карла Маркса; они проповедовали упразднение политического государства, призывали к промышленной деятельности как единственному эффективному средству революционного изменения общества, рассматривали всеобщую забастовку как средство преобразования промышленности из капиталистической в рабочую и представляли себе социальный порядок, при котором вся власть будет отдана производителю, а торгово-промышленный профсоюз будет служить экономическим каркасом общества.

Черпая свое вдохновение у синдикалистов, из древней гильдейской системы и других источников, новая философия, известная как гильдейский социализм, стремясь объединить хорошие стороны социализма и синдикализма, выросла в Англии в первой четверти нынешнего столетия. Здесь мы находим, как и в синдикализме, марксистский акцент на классовой борьбе, отмене системы заработной платы и требовании представительства рабочих в промышленном управлении. Мы находим также акцент старого гильдейца на необходимости развития творческого инстинкта в промышленности и страсть утописта к детальному изображению будущего социалистического общества.

Гильдейские социалисты, однако, считали, что синдикалисты загнали эту лошадь на смерть. Производитель должен иметь большой контроль над отраслями общества, но потребители также должны иметь свое мнение. Старое государство, используемое как инструмент угнетения, должно быть уничтожено, но должна существовать какая-то организация, которая взяла бы на себя ответственность за многие гражданские действия, необходимые для жизни общества; местный контроль над промышленностью на биржах, предложенный синдикалистами, оказался бы, по их мнению, абсолютно неадекватным современному промышленному развитию.

Началась Первая Мировая война. Последовали революции. Коммунизм вырисовывался на Востоке, и коммунистическое или большевистское движение стало доминирующей политической силой на всей огромной территории России. Коммунизм, однако, не смог завоевать поддержку какой-либо группы рабочих большинства в любой важной стране за пределами России. Рабочий класс сильно раскололся в двадцатые и тридцатые годы из-за ожесточенных споров между последователями коммунистической и социалистической школ мысли. Фашистское движение в Италии, Германии, Австрии, Венгрии и Испании, среди прочих стран, воспользовалось разделением в рядах трудящихся и экономическим и международным положением, чтобы захватить власть и подавить движение масс в пределах своих территорий.

Между тем в течение многих лет, предшествовавших Второй мировой войне, рабочие и социалистические движения скандинавских стран и Австрало-Азии формировали  правительства в соответствующих секторах Европы и Дальнего Востока, а в двадцатые и тридцатые годы рабочие то правили то были в оппозиции в Великобритании, Франции, Бельгии и других странах. В результате общей политической и международной обстановки этих межвоенных дней коммунистическая философия и политика претерпели значительные изменения. Они ещё более видоизменились во время Второй мировой войны, когда третий, или Коммунистический Интернационал, организованный первоначально для содействия мировой революции по ленинскому образцу, был окончательно ликвидирован, и коммунисты в таких капиталистических странах, как Соединенные Штаты, объявили мораторий на борьбу с системой "свободного предпринимательства".

В эти же дни социалистическое движение уделяло большое внимание экономическим и политическим проблемам кооперативного общественного устройства, проблемам перехода по демократическому пути от капиталистической экономики к социалистической, а также проблемам послевоенного восстановления.

В годы, предшествовавшие Второй мировой войне, активно развивались и другие общественные движения, в частности потребительское кооперативное движение, которое стало огромной экономической силой в десятках развитых индустриальных стран и послужило живым примером осуществимости демократического контроля над промышленностью с целью производства для удовлетворения нужд людей, а не для получения прибыли.

В течение последнего столетия существовали и другие так называемые социалистические движения - школа христианских социалистов, возглавляемая Чарльзом Кингсли, Фредериком Морисом и другими; школа государственного социализма и научного социализма, представителями которой были Шмоллер, Вагнер, Бисмарк и другие; и этим список не исчерпывается.

Каждая школа мысли имела свое происхождение, как было предложено, в политических, экономических и психических условиях того периода, и каждая претерпела эволюционный процесс, делающий её иногда почти неотличимой от школы, против которой она первоначально выступала.

Современное социалистическое движение является в некотором смысле смесью различных предшествовавших ему школ социалистической мысли. Видения утопических писателей неизгладимо запечатлелись в умах тысяч социалистов и пробудили в них первый эмоциональный импульс присоединиться к воинству, стремящемуся к переустройству мира. Марксизм с его акцентом на важности экономического фактора в развитии общества и роли классовой борьбы в борьбе за ликвидацию классовой борьбы; Фабианство и ревизионизм с их настойчивым стремлением к постепенному развитию общества к новому общественному порядку демократическими средствами и необходимостью достижения непролетарских сил социалистическим призывом; синдикализм и гильдейский социализм с их требованием адекватного представительства производителя в управлении промышленностью; коммунизм с его пропагандой пролетарской диктатуры и его экспериментом в плановом производстве - все это в большей или меньшей степени отражено в различных социальных движениях современности. И все эти движения объединены в достижении индустриального порядка, целью которого является служение, а не прибыль, основанная на общественной или кооперативной собственности на основные средства производства и распределения. Все они стремятся к ликвидации расточительства, грубого неравенства богатства и отсутствия средств к существованию, которые, как они настаивают, присущи нынешней организации общества. Однако было бы глупо замалчивать различия в принципах и тактике различных движений, и особенно острые конфликты между теми, кто верит в демократию как в метод прогресса и цель, которую необходимо достичь, и теми, кто будет зависеть главным образом от средств принуждения и диктаторских политических институтов как средства достижения социализированного порядка.

Подлинно социализированная система промышленности еще не "создана" народами мира. Но нельзя изучать социалистические и другие общественные движения и философии, которые мы рассмотрели, и наблюдать их влияние на политику, на промышленность, на общественные науки, на литературу и на этические концепции эпохи, не предоставив им надежного места среди самых мощных влияний последнего полувека и среди тех сил, которые, по-видимому, призваны в корне сформировать всю нашу мировую экономику в ближайшие годы.

Вышеприведенное краткое изложение истории социализма от утопизма до начала сороковых годов было написано в разгар Второй мировой войны, когда социалистические движения в странах, где господствовали нацисты, были подавлены, многие их лидеры заключены в тюрьму или казнены, а многие участвовали в ожесточенной подпольной борьбе против правительств, контролируемых нацистами. После того, как силы фашизма были побеждены, социалисты, лейбористы (трудящиеся) и другие демократические движения возродилась. В Великобритании лейбористская партия под руководством Клемента Эттли пришла к власти и начала шестилетний срок управления государством, ознаменованный далеко идущими реформами в области социального обеспечения и национализации, а также началом распада империи. Социалистические партии на континенте начали функционировать в своих странах, стали важными факторами в их политической и социальной жизни и вскоре снова начали участвовать в международном социалистическом движении.

С принятием Франкфуртской декларации, публикацией новых Фабианских очерков, подъемом гуманистического социализма, демократическая социалистическая мысль была подтверждена и укреплена. В международной сфере в послевоенные десятилетия демократические социалисты все чаще подчеркивали: (1) необходимость укрепления социальных, экономических и миротворческих служб ООН; (2) увеличение экономической помощи развивающимся странам; (3) политическую и промышленную интеграцию Европы и других континентов; и (4) расширение культурных и торговых связей с демократическими нациями и с конкретными коммунистическими странами по мере ослабления централизованного контроля в коммунистическом блоке. Социалисты продолжали работать над прекращением колониализма, переговорами о мирном урегулировании существующих войн и искоренением причин будущих войн. На внутреннем фронте лейбористские и социалистические партии в течение последней половины столетия в ряде стран вступили в коалиционные правительства, состоящие из центристских и левоцентристских партий, чтобы не допустить приобретения экстремистскими элементами политической власти и оказать давление на правительство в целях проведения важных социальных реформ. Во Франции и Финляндии, где коммунистические партии были сильны, социалисты заключили избирательные соглашения в середине шестидесятых годов с коммунистами, хотя в большинстве других стран отказывались от каких-либо договоренностей о голосовании с ними, а в Великобритании и других странах отказывались рассматривать какую-либо часть коалиционных кабинетов.

В убеждении, что быстрый технический прогресс сделал возможным во многих развитых странах полное уничтожение бедности, социалисты сформулировали в пятидесятые и шестидесятые годы комплексные программы по уничтожению этого социального зла. В Соединенных Штатах они помогли сформулировать и поддержать "бюджет свободы для всех американцев", который, среди прочего, гарантировал бы достойный уровень жизни для всех (A Freedom Budget for all Americans, A. Philip Randolph Institute, 127 W. 125 St., N. Y.; Michael Harrington, The Other America).

Социалисты во всем мире продолжали с возрастающей энергией бороться против расовой и религиозной дискриминации и бороться за достойное жильё, образование, здравоохранение, социальное обеспечение и услуги по отдыху и курортному лечению, за перепланировку городов, за защиту сельского хозяйства, сохранение природных ресурсов, сохранение гражданских свобод и демократическое экономическое планирование на общее благо. Они все больше сотрудничали с трудовыми, культурными и этическими силами в своих странах в гражданских свободах, борьбе с бедностью, антивоенными и другими кампаниями против социальной несправедливости того времени. Они все больше подчеркивали высшие этические, интеллектуальные и эстетические ценности кооперативного порядка индустриального общества.