R-BOOKS.NET

ОГЛАВЛЕНИЕ

От издательства
От издателя
Предисловие

ТОМ I

Введение
О добродетели
Об истине
О предрассудках
Об общественном мнении
О лучших качествах человека
О личных достоинствах
О счастье
Об утешениях в несчастьях
О страстях
О любви 2
О честолюбии
О зависти
О ревности
О гневе
О лености
О гордости
О скупости
О бережливости 2
Об умеренности
О здоровье
Об осторожности 2
О познании человека
О женщинах 2
Несколько мыслей о животных 2
Об общественных добродетелях
Об искусстве говорить 2 3
О любезности
О снисходительности
О скромности
Об откровенности
О злословии
О дружбе
О благородстве
О смешном
О приличии
Об уме
Утешение для заурядных людей
О хорошем тоне
О моде
Размышления о стыдливости
О целомудрии
О домашней жизни
Счастливый брак 2

ТОМ II

Черты мудрого 2 3
О знании 2 3
Об изящных искусствах
Об опытности 2
О самооценке
О гражданском обществе
О происхождении обществ 2
О происхождении правительств
Сравнение различных правительств 2 3
О законах вообще 2 3
О свободе 2
О преступлениях и наказаниях 2 3
О нравственности с политической точки зрения 2
О роскоши 2
Правитель 2
Гражданин
Сенатор 2
Клерикал 2
Военный 2
Об естественной религии
О существовании Бога
О бессмертии
О Богослужении
Смерть
Могила

Неудобства и беспокойства, с какими сопряжены подобные пешеходные путешествия, не только не вредят, но, напротив, крайне полезны. Приучась к мелочным неудобствам, мы скоро начинаем легче переносить более существенные. Привычка к опасностям способствует в нас развитию смелости и предприимчивости. Необходимость заботиться обо всем самому возбуждает изобретательность, а разнообразие людей, с которыми приходится иметь дело, знакомит нас со всеми состояниями и классами общества. Есть знакомства, которые можно сделать только во дворцах вельмож, и, наоборот, немало таких, которые приобретаются исключительно в кругу народа. Болтая запросто с нищим, с лакеем, с работником или сидя за столом с десятком крестьян, считающих вас своим братом, можно приобрести такие новые интересные сведения, какие и в голову не придут, когда путешествуешь в карете, с многочисленной свитой прислуги. А, наконец, кто никогда не терпел голода, жажды, холода, жары, усталости, пренебрежения и несправедливостей со стороны мелочных тиранов, тот никогда не узнает жизни и чувств огромного большинства людей никогда не будет в состоянии вообразить себя на их место или задуматься над долей, какую приходится им терпеть.
 

Сенека советовал своему воспитаннику приучать себя к страданиям, говоря, что этим средством облагораживается душа. Род жизни, только что мною описанный, похож на добровольное страданье, которое мы можем ежеминутно прекратить по нашей воле, а между тем вынесенное из него впечатление тем приятнее сделает для нас удовольствие и удобства, на которые мы его сменим. Друзья мои терпят бездну неприятностей, мне неизвестных, а я имею перед ними то преимущество, что наслаждаюсь многими вещами, чья прелесть познается только после того, как мы были их лишены. Самая обыкновенная комната в гостинице и самый посредственный обед могут доставить мне положительное удовольствие, когда я сравниваю с ними те ночлеги, которые имел иной раз в полуразвалившихся хижинах, довольствуясь кружкой плохого пива и куском черствого хлеба. Во время дождя или холода я непременно чувствую приятное довольство при мысли, что сижу в теплой комнате. При встрече со знакомыми я радуюсь, что живу нынче среди соотечественников, а когда возвращаюсь домой, то утешаюсь как дитя, сравнивая мое теперешнее положение с тем временем, когда приходилось мне, где-нибудь в Испании или Венгрии, ночевать в таких местах, что было неприятно даже раздеться. Привычка сделала меня не столь требовательным. Многие осуждают себя на бродячую жизнь для того, чтобы нажить состояние. Я нажил его без всяких особенных лишений и трудов. Имея средства несколько выше средних, я мог себя считать богаче всех моих гораздо более состоятельных друзей потому, что у меня было менее нужд и менее прихотей. Ныне, когда состояние мое выросло гораздо выше самых смелых моих надежд, я сохранил совершенно мои прежние привычки, но умею лучше употреблять деньги и лучше ими пользоваться. Многие из моих друзей жалуются, сравнивая свою судьбу с судьбой людей, гораздо более богатых, чем они, я, напротив, сравниваю свое положение с положением тех бедняков, с которыми я жил и чьи желания не шли дальше удовлетворения самой насущной необходимости. Присмотревшись к пышности столиц и дворов, я понял всю комичность погони за роскошью в нашей бедной республиканской обстановке, на что, к крайнему сожалению, разоряются многие из моих соотечественников. Более близкий взгляд на лица, имеющие власть в руках, умерил мое честолюбие и успокоил насчет событий, которые можно ожидать.
 

В заключение этого длинного, касающегося лично меня, отступления скажу, что такой образ путешествия, сопровождаемый неустанной деятельностью и лишениями, чрезвычайно способствует укреплению здоровья души и тела, хотя, конечно, излишек окажется вредным как здесь, так и везде. Если кто- нибудь из моих знакомых, прочтя эти строки, найдет, что вряд ли оправдал я это правило на себе лично, то я скажу, что ошибку в этом случае следует искать не в режиме, которому я следовал, но во мне самом. Природа вообще не была ко мне особенно благосклонна, когда наделяла меня здоровьем, талантами и всеми прочими благами. При всем том скажу, что с помощью труда и настойчивости мне все-таки удалось достичь многого, чего я был лишен, и извлечь из случаев моей жизни гораздо более опытности, чем можно было ожидать на первый взгляд. Сделав это признание, я позволяю себе считать замечание моих знакомых не вполне основательным и затем, возвращаясь к моему предмету, прибавлю, что, путешествуя описанным мною образом, мы учимся сверх всего вышеизложенного искусству познать и оценить себя более правильным и беспристрастным образом.
Когда, отложив в сторону всякую претензию на незаслуженные почести и уважение, не имея ни громкого имени, ни власти, вы познакомитесь во время путешествия с образованными людьми и успеете заинтересовать их собою, то будете вправе сказать, что обязаны их уважением и сочувствием лично вашим заслугам, а такое сознание должно в высшей степени лестно звучать для вашего самолюбия. Известен ответ философа Аристиппа, когда его спросили, какая разница между невеждой и образованным человеком. «Пошлите обоих в чужую землю,— сказал он,— и вы увидите эту разницу сами».
 

И действительно, если вы будете всегда казаться тем, чем вы есть, то, поверьте, вы найдете привет и сочувствие везде, куда бы вы ни заехали. Образованный, развитый человек найдет друзей повсюду. Такие люди принадлежат к нации, распространенной по всему земному шару, хотя и не имеющей определенного отечества. Граждане ее тесно связаны между собой и, говоря метафорически, могут быть сравнимы с частицами золотого песка, рассыпанного в песке обыкновенном, или, еще лучше, со звездами, горящими на темном небе и увеличивающими взаимный блеск теми лучами света, которые они испускают, не забывая в то же время освещать и темные небесные тела, повинующиеся им в своих движениях. Продолжая далее мои сравнения, я скажу, что разница в блеске и нюансе света звезд может быть сравнена с разницею способностей и характеров таких людей. Один блещет, как Сириус, другой довольствуется скромным красноватым светом Альдебарана, тот сверкает чистой белизной Спики, а какой-нибудь всесветный гений уподобляется Полярной звезде, успевшей встать в центр общего движения. Там виднеется группа Плеяд, перекрещивающих свои лучи, НО едва заметных для невежественных взоров толпы, удивляющейся гораздо более туманному следу падающей звезды, внезапно пересекшей горизонт. К этой нации, описанной, может быть, мною слишком поэтично, принадлежат все истинные философы! Надо видеть то искусство и то умение, С которым ОНИ угадывают и узнают друг друга! Одного взгляда, одного жеста, совершенно незаметного для толпы, достаточно, что бы они поняли взаимно свои мысли! Какая дивная симпатия привлекает и связывает их таким образом. Как приятно развиваться благодаря взаимно передаваемым друг другу знаниям, укрепляясь таким образом в принципах правды и добра! Часто случается, что общее направление друг в друге уже угадано, и остается договориться только о подробностях; начинаются споры и разговоры, мысли бегут, глаза горят, жесты облагораживаются, вся тина мелких страстишек и забот забыта без следа, разбираются причины и следствия, самые отвлеченные понятия призываются к разрешению простейших вопросов, и, наоборот, из мелочей делаются великие выводы... Люди, миры, масса миров — все делается предметом обсуждения и разбора; ум парит над всем существующим, и перед одной бесконечностью останавливаются его смелые порывы? В нем одном может он потеряться и замолчать! Дух, материя, нравственность, движение, покой — все разобрано и объяснено, и, в конце концов, по единогласному признанию нашего ничтожества и умственной нищеты пред началом всех начал торжественно выдвигается вопрос об этом начале, и безусловно признается необходимость Его существования? Да? — провозглашается с благоговением.— Он существует! Его всемогущество равносильно доброте! Подражать Ему, насколько возможно в этой доброте, значит идти единственно возможным путем для того, чтобы с Ним сблизиться! Если существа, Им созданные, вышли несовершенными, то это потому, что был несовершенен материал, из которого они созданы, и что только после перехода через множество степеней могут они приблизиться к этому совершенству. Если Он вызвал нас из ничтожества, то потому что признал существование лучшим, чем ничтожество. Он сделал нас слабыми, хотя свободными, и потому, в случае, если мы виноваты, степень взыскания будет соразмерна со степенью вины. Да! Он существует, но Он в то же время добр, милосерден и всемогущ, а потому все на свете хорошо! Постоянное стремление к улучшению — таков общий закон, и потому будемте жить в покое под Его защитою и станем делать как можно более добра, утешая себя мыслью, что бы с нами ни случилось, все это произойдет по воле Бога! Что в каком бы состоянии ни были, в счастливом или в несчастном, мертвые или живые, мы будем всегда подчинены Его правосудным велениям и что иной раз промысел Его бодрствует над нами более всего именно, когда мы считаем себя наиболее несчастными! Все, что я сейчас сказал, не что иное, как сокращенный конспект одного из разговоров, который я имел недавно с одним из моих друзей. Пусть будет это воспоминание знаком моего искреннего к нему уважения и любви!
Чтобы кончить с вопросом о приобретении знаний
и опытности, заключу совсем: кто не может ехать странствовать в чужие земли, пускай путешествует в своем отечестве, удовлетворяясь, в случае нужды, посещением хотя бы только соседних деревень. Изучайте человека в энергическом, настойчивом характере простолюдинов, образовавшемся более под влиянием природы, чем обычаев. Не чуждайтесь даже жилища бедняков: разговаривайте дружелюбно с ними, вникайте в их положение, обращайте внимание на воспитание, какое дают они своим детям, изучайте их быт, занятия, средства жизни, а главное — степень их нравственного и религиозного развития. Поверьте, что из всего этого вы вынесете бездну новых взглядов и сведений и увидите, что даже недостатки и пороки, которые вы встретите в этом кругу, будут содействовать расширению вашего развития и ваших знаний.
Никогда не упускайте случая наблюдать людей в минуты их общественной деятельности. Такого рода деятельность, смотря, конечно, по своему качеству, всего более способствует образованию и улучшению нравов. Всякое общественное собрание или учреждение, как например, праздник, зрелище, судебное заседание, ярмарка, публичные работы, лазарет, тюрьма, пирушка и даже притоны самых низменных увеселений или площадные ссоры — все может способствовать приобретению интересных сведений, дать порой полезный, хотя, может быть, и горький урок всякому, кто умеет видеть и наблюдать. Быть вечно в обществе самого себя все равно что ограничиваться в чтении одной только какой-нибудь книгой, причем мы зачастую рискуем сделать дурной выбор. Судя обо всем и всех по тому одностороннему источнику, мы непременно впадаем в самые грубые ошибки.
На свет должно смотреть таким же беспристрастным взглядом, каким стал бы наблюдать его прибывший к нам житель какой-нибудь иной планеты; но чтоб лучше узнать все, надо непременно самому принять, до некоторой степени, участие в общей деятельности. Если ваши правила тверды настолько, что вам нечего бояться заразиться дурным, то бросайтесь смело в этот лабиринт всевозможных отношений и понятий. Философия будет вашей путеводною нитью и поможет вам из него выйти, когда, утомленные этой безурядицей, вы захотите освежиться и отдохнуть в тиши жизни честной, мирной и простой. Но помни-
те, что такое добровольное удаление разрешается только после многих дней деятельной и полезной работы. Забыть дела, развлечения и соблазн света, конечно, приятно каждому, кто любит мир и тишину, но не надо забывать, что опытность и знание хорошего кормчего приобретаются не в мирной пристани, а, напротив, в разгар бурь, среди волн и подводных камней. Без битвы нет победы, как нет героя без опасностей.

Яндекс.Метрика

Продажа и покупка домов коттеджей и земельных участков в Подмосковье

Коттеджи и дома в аренду