R-BOOKS.NET

ОГЛАВЛЕНИЕ

От издательства
От издателя
Предисловие

ТОМ I

Введение
О добродетели
Об истине
О предрассудках
Об общественном мнении
О лучших качествах человека
О личных достоинствах
О счастье
Об утешениях в несчастьях
О страстях
О любви 2
О честолюбии
О зависти
О ревности
О гневе
О лености
О гордости
О скупости
О бережливости 2
Об умеренности
О здоровье
Об осторожности 2
О познании человека
О женщинах 2
Несколько мыслей о животных 2
Об общественных добродетелях
Об искусстве говорить 2 3
О любезности
О снисходительности
О скромности
Об откровенности
О злословии
О дружбе
О благородстве
О смешном
О приличии
Об уме
Утешение для заурядных людей
О хорошем тоне
О моде
Размышления о стыдливости
О целомудрии
О домашней жизни
Счастливый брак 2

ТОМ II

Черты мудрого 2 3
О знании 2 3
Об изящных искусствах
Об опытности 2
О самооценке
О гражданском обществе
О происхождении обществ 2
О происхождении правительств
Сравнение различных правительств 2 3
О законах вообще 2 3
О свободе 2
О преступлениях и наказаниях 2 3
О нравственности с политической точки зрения 2
О роскоши 2
Правитель 2
Гражданин
Сенатор 2
Клерикал 2
Военный 2
Об естественной религии
О существовании Бога
О бессмертии
О Богослужении
Смерть
Могила

Петр Великий был, бесспорно, одним из величайших государей, но его превзойдет тот из его преемников, который уничтожит крепостное право. На противоположном конце Европы есть народ гордый, предприимчивый, умеренный и терпеливый, который также ожидает своего избавителя. Рожденный для великих дел, народ этот разменял свою деятельность на мелочь. Бедный, среди золотых рудников, он, по неразвитию внутренней промышленности, сделался данником своих соседей и коснеет в невежестве вследствие вредного влияния духовенства, захватавшего в свои руки народное воспитание. Если бы небо простило предкам этого народа жестокости, свершенные ими в обоих Индиях, и послало ему избавителя, который сумел бы поднять его прежний воинственный дух, то этим был бы положен предел клерикальному влиянию, и вся страна воспрянула бы вновь по пути к свободе и развитию, которых она вполне заслуживает но характеру своих жителей.
 

О вы, держащие в своих руках судьбу человеческого рода, хотите ли вы обессмертить свое имя, превзойти славой предков и сделать образцами для ваших потомков? Хотите, чтобы вас боготворили при жизни и вечно уважали после смерти? Не посвящайте же своей деятельности лишь на то, чтобы раздвигать пределы ваших владений, увеличивать ваши богатства, блеск и могущество! Это слишком избитые, обыкновенные пути. История полна описаниями подвигов подобного рода. Всякая новая победа приносит пользу только одной стороне, и такого рода славой может гордиться, более чем вы, любой азиатский деспот. Не горе побежденных упрочит за вами славное имя!

Испробуйте для этого иное, не столько избитое средство!.. Употребите вашу власть на то, чтоб делать добро! Сделайте людьми подвластных вам рабов! Вступите в сделку с вашим народом против рабства и встаньте первыми на защиту народных прав и народного блага. Вас, может быть, пугают крики и оппозиция небольшой кучки окружающих вас людей! Вас смущают их жалобы, эгоизм и заговоры? Провозгласите ваши принципы смело и во всеуслышанье — тогда за вас встанет общее сочувствие, против которого никто не посмеет вооружиться. Интересы народа встанут на нашей страже. Вы неограниченно командуете армией, готовой ринуться куда угодно по первому вашему приказанию! Пускай же она поможет вам восстановить во всей чистоте правду и справедливость, в чьем блеске исчезнет все темное и дурное. Сделайтесь завоевателями в пределах вашей собственной страны и предпочтите титул человека всякому другому. Александр был менее всего велик именно в ту минуту, когда провозгласил себя сыном Юпитера. Не бойтесь говорить с вашими подданными простым, понятным им языком. Этим средством вы лучше всего приобретете их любовь и расположение. Не бойтесь, если, действуя таким образом, вы впадете иной раз даже в неизбежные ошибки. Вас оправдают охотно, если увидят, что вы стараетесь их избежать, собирая вокруг себя для совета людей, составляющих цвет знания и способностей всей страны. Не оскорбляйтесь никогда словом правды и не забывайте, что вам невозможно все видеть и поспеть везде самим, а тем более, если вы окружены толпою льстецов и обманщиков. Умейте внушить платящим налоги, что они терпят это во имя общего блага; объясните недовольным вашей скупостью, что вы не хотите тратить на пустяки общественного достояния, но что лично сами готовы всегда поспешить на помощь нуждающимся и видите в этом священнейшую свою обязанность. Жалующимся на стесненность ваших постановлений, в частности, дайте понять, что власть может действовать только вообще и что частное благо иной раз должно быть приносимо в жертву общему. Требуйте помощи со стороны всех и каждого для осуществления ваших благих намерений.

Тесный союз необходим для преследования невежества и неправды, и часто толпу надо бывает принудить оказать содействие в этом деле. Призовите небо способствовать вам в ваших начинаниях, поставьте патриотизм и честность на одну ступень с религией и не обращайте внимания, если фанатизм и обман поднимут против вас неистовый крик. Обращать на них внимание значит унижать свое достоинство. Действуя так, вы обеспечите помощь и защиту ваших подданных и приобретете их уважение и теплое сочувствие к тем трудам и неприятностям, которые неизбежно соединены со властью и так редко награждают покоем и счастьем тех, которые облечены ею.
 

Если, устроив государство внутри, вы найдете необходимым поднять для чего-либо оружие, то умейте соединить благотворительность и с войною. Не затевайте ее из-за какого-нибудь пустого предлога и не заставляйте страдать человечество напрасно. Но если, например, какой-нибудь из соседних дружественных вам народов страдает под игом тирании — тогда объявляйте смело войну его притеснителям. Возвратите угнетенным свободу или, по крайней мере, облегчите их горе. Устройте их судьбу, даровав им лучшие законы и более сносные учреждения. Объявив себя поборником такого дела, вы привлечете к себе их сердца, и притеснитель, затеяв войну с вами, встретит более врагов у себя в стране, чем в вашем лагере.
 

Для того, однако, чтобы ваши добрые намерения понимались и оценивались всеми, необходимо иметь дело с просвещенными подданными. Убеждать надо не столько силою, сколько словом. Пускай лучшие умы и красноречивые уста будут вашими постоянными сотрудниками и пособниками. Под сенью такого знамени вы легко покорите Вселенную.
 

Правитель, проникнутый истинно хорошими намерениями, нуждается только в таланте угадывать людей и не ошибаться в выборе помощников, которым он доверяет исполнение своих предначертаний. Он должен хорошо различать добро и зло, и тогда нужные ему люди найдутся легко и скоро. Если он не будет бояться правды, то она придет к нему сама, и он ее легко узнает по смелости ее речи и тому бескорыстию, которым проникнуты все ее действия. Способные люди окружат его престол, и, конечно, государство при этом ничего не потеряет. Истинно велик бывает только тот, кто считает возможным делать добро лучшей и достойнейшей наградой своей деятельности (Стараясь окружить себя достойными людьми, некоторые правители впадают в ту ошибку, что считают иногда людей, знающих какую-нибудь специальность, способными решительно на все. Можно быть прекрасным поэтом, естествоиспытателем, математиком, теологом и в то же время очень дурным государственным человеком. Бывает, что, занимаясь какой-нибудь одной специальностью, люди притупляют способности к истинному пониманию других отраслей. «Уметь мило писать стихи,— сказала г-жа Помпадур одному поэту-министру,— еще не значит понимать как следует управление государством». Вышесказанное, однако, не относится к людям, занимающимся философией. Наука эта приносит пользу всякому и везде, потому что познание человека и отношений людей между собою необходимо для каждого общественного деятеля независимо от предмета его занятий).
 

Александр сделался властелином Вселенной, следуя урокам Аристотеля, а Траян и Генрих IV заслужили имя образцовых государей благодаря принципам Плутарха и дружбе Сюлли. Государи не могут входить во все подробности управления государством. На это у них недостало бы времени, вследствие того, что каждая отрасль этого управления требует сил свыше человеческих; потому от них нельзя и требовать, чтобы они знали решительно все, но пособить беде в этом случае можно, окружая себя действительно честными знающими людьми и избирая из их среды своих друзей и советников. Больше всего надо остерегаться при этом, чтобы не попасть в руки тех политических хамелеонов, которые, подобно флюгеру, поворачиваются всегда в ту сторону, куда дует ветер, и бывают преданы не делу, но тем лицам, которые держат в данную минуту власть в руках, покидая их немедленно, в случае их падения. Правитель должен строго соображать, что делает, соединяя твердость с мягкостью и благородную смелость с осторожностью. Он должен уважать общественное мнение, но не обнаруживать перед ним страха, и если надо дать ему направление, то исполнить это необходимо с умеренностью и тактом. Высоко стоящие люди не должны забывать, что они у всех на виду, и потому секретные мотивы их поступков не могут быть долго скрытыми.
 

Даже забавы и развлечения таких людей должны носить характер величия. Обыкновенные затруднения, людские удовольствия для них слишком мелки и недостойны. Вместо зрелищ, каковы, например, оперы и балеты, им следует считать ареной все государство, а народы актерами, состязающимися в искусстве, как достичь наивозможно большего благосостояния, на какое только способен род людской. Многие великие люди занимались разрешением вопроса, каким должно быть лучшее правительство, и Юм, собрав множество примеров из опыта и ошибок своих предшественников, начертал программу идеального государственного устройства. Правила этой программы могут быть применяемы в виде опыта то к той, то к другой местности, не изменяя действия коренных законов. Если опыт покажет, что мера эта приносит пользу, то учрежденное временно можно обратить в постоянный закон. Вообще, следует сказать, что истинно достойный правитель не знает предела тем жертвам, которые он готов принести для блага государства, и не остановится даже перед самопожертвованием, если того потребует это благо. История указывает примеры, что даже наследники устранялись от наследования престола в случае, если великий отец признавал их недостойными. Один китайский император, достойный быть сравненным с Титом, сказал прямо, что он охотно пожертвует родным сыном, чем допустит, чтобы из-за него пострадал весь народ.

Яндекс.Метрика

Оформление новостроек в Подмосковье

Квартира на съем фото описание