R-BOOKS.NET

ОГЛАВЛЕНИЕ

От издательства
От издателя
Предисловие

ТОМ I

Введение
О добродетели
Об истине
О предрассудках
Об общественном мнении
О лучших качествах человека
О личных достоинствах
О счастье
Об утешениях в несчастьях
О страстях
О любви 2
О честолюбии
О зависти
О ревности
О гневе
О лености
О гордости
О скупости
О бережливости 2
Об умеренности
О здоровье
Об осторожности 2
О познании человека
О женщинах 2
Несколько мыслей о животных 2
Об общественных добродетелях
Об искусстве говорить 2 3
О любезности
О снисходительности
О скромности
Об откровенности
О злословии
О дружбе
О благородстве
О смешном
О приличии
Об уме
Утешение для заурядных людей
О хорошем тоне
О моде
Размышления о стыдливости
О целомудрии
О домашней жизни
Счастливый брак 2

ТОМ II

Черты мудрого 2 3
О знании 2 3
Об изящных искусствах
Об опытности 2
О самооценке
О гражданском обществе
О происхождении обществ 2
О происхождении правительств
Сравнение различных правительств 2 3
О законах вообще 2 3
О свободе 2
О преступлениях и наказаниях 2 3
О нравственности с политической точки зрения 2
О роскоши 2
Правитель 2
Гражданин
Сенатор 2
Клерикал 2
Военный 2
Об естественной религии
О существовании Бога
О бессмертии
О Богослужении
Смерть
Могила

Счастливый народ или могущественный государь хотят во что бы то ни стало оставаться такими и нет сраниц 354 355
привели их всех в соприкосновение друг с другом, то разница интересов и желание личной для себя выгоды породила между народами столкновения, раздоры и войны.

Явилась необходимость определения границ, заключения договоров и союзов. Распространившееся просвещение, правда, смягчило несколько характер этих столкновений, но соперничество и вражда остались прежние. Притязания более могущественных наций стали возмущать самолюбие слабых и возбуждать зависть равных. Явилось стремление установить то, что называется политическим равновесием, основанным на международном праве, которое обязывало бы отдельные народы и правительства исполнять раз принятые на себя обязательства, хотя при этом необходимо заметить, что обязательства такого рода очень трудно бывает установить, так как они гораздо более стоят в зависимости от политических и местных условий, чем от принципов естественного права. Время, развитие, а главное — степень могущества наций, чрезвычайно много влияли на установление тех или других международных законов. То, что в одном веке называлось правом, бывало нередко только последствием насилий, совершенных в веке предыдущем. Договоры заключались под влиянием страха или иных понудительных причин. История показывает, что право и истина очень редко стояли во главе подобного рода соглашений; а между тем, кажется, что в делах, обнимающих интересы целых народов, справедливость должна бы бесспорно занимать первое место.
 

Правители, хладнокровно смотревшие, как вешали бедняка, укравшего из голодной нужды какую- нибудь безделицу, или колесовали человека, убившего в порыве раздражения своего врага, нередко из-за одного пустого самолюбия защищали и затевали войны для того, чтобы отнять у своих соседей целые провинции, причем равнодушно смотрели на гибель тысяч людей, истреблявших друг друга. Уже древние говорили по этому поводу, что мелочного преступника казнят с позором, а большому воздвигают триумфальную арку. Сказанное, впрочем, отнюдь не должно быть применяемо к тем справедливым войнам, которые ведутся иной раз не только по праву, но даже по обязанности. Герой, победоносно защищающий свое отечество или освобождающий другие народы от позорного рабства, заслуживает с полным правом удивление и благодарность потомства.
 

Но возвратимся к занимающему нас вопросу образования и развития обществ. С расселением народов по всей земле скоро обнаружилось, что в одной местности стали процветать такие отрасли промышленности и труды, каких не могло возникнуть в другой. Вследствие этого возникла торговля, которая вначале была меновая, причем товар выменивался прямо на товар же. Скоро, однако, трудность определения, какое количество одного товара следовало давать за определенное количество другого, а равно неудобство передвижения громоздких предметов, побудили заменить при мене реальную ценность воображаемой. Ценность эта была приурочена к наиболее редким металлам, и таким образом появились деньги, сделавшиеся мерилом изобилия и богатства. Цены предметов стремятся к уравновешению путем конкуренции. Если из двух соседних народов один богат драгоценными металлами, а другой беден, то личный труд и пища будут дешевле у второго. Его фабрики и мануфактуры будут поэтому процветать, тогда как у соседей его они придут в упадок, по невозможности конкурировать в ценах и продавать товары с выгодой. Это одно обстоятельство, если оно не будет вознаграждено какими-нибудь другими выгодами, может повести к обеднению первого народа. Вообще, мысль обогатить себя только е помощью денег не может быть применима к целым народам, и избыток денег в стране может, напротив, привести ее к гибели. Истинное богатство не в золоте, но в труде и в бережливости; при этих двух факторах изобилие придет само собой.
 

В начале развития гражданских обществ богатство бывает распределено в них гораздо равномернее, но равномерность эта нарушается очень скоро. Один человек был счастлив и в земледелии и в скотоводстве, другой, напротив, разорился вследствие неурожая; трудолюбивый выиграл, бережливый сберег, а расточительный потерял; у одного было много детей, и он не мог ничего откладывать от своего заработка, другой, напротив, жил один и тратил только на себя. Наследство, остающееся после смерти родителей, еще более способствовало распространению этого неравенства в богатстве, а разница в способностях, в частности, и в умении вести дела породила
зависимость одних людей от других. Кто не умел или не хотел сам обрабатывать свои земли, пользовался услугами других людей, но имевших собственности, нанимал их с этой целью за известную плату. Таким образом, возникли классы собственников и рабочих, господ к слуг.
 

Люди, хотя и имевшие собственное имущество, но не в достаточном количестве, были принуждены также вступать в сделки с богатыми. Они делали у них займы под проценты или даже продавали им в крайних случаях то, что имели. Сделки подобного рода требовали обеспечения в их выполнении, и таким образом возникли законы определявшие форму заключения контрактов и договоров. Законы эти легли в основу гражданского кодекса и в высшей степени облегчили торговлю, которая, как известно, всегда составляла главный нерв общественной деятельности.
 

Людям присущ, впрочем, и другой стимул, возбуждающий их деятельность. Стимул этот заключается в постоянном недовольстве настоящим положением и в желании изменить его во что бы то ни стало ка лучшее. Удовлетворив необходимому, мы никогда ке остановимся на этом, но будем непременно выдумывать новые желания и новые прихоти. Более богатый захочет во всем отличаться от бедняка. Из честолюбия, суетности и скуки он начнет покровительствовать искусствам; роскошь заменит для него простоту сельской жизни, изнеженность явится вместо силы и твердости, приятное станет на первый план перед полезным, а эгоизм поглотит все остальные душевные свойства.
 

Неравномерность распределения богатства скоро обнаружилась не только в имуществе отдельных лиц, но и в совокупном богатстве целых наций. Более плодородная местность, лучше вознаграждавшая труд земледельца, благоприятствовала наплыву населения из других стран, менее одаренных природою. Деревня превратилась в село, село — в город; те из городов, где развитие промышленности, ремесел, искусств, наук и воспитания шло быстрее, чем в других, скоро получили первенствующее значение не только над селами, но и над прочими городами, и таким образом возникли столицы. Жители подобных городов захватили для себя особые права и преимущества, образовав из себя высшее первенствующее сословие. Родственные связи, самолюбие и многие другие подобные тому обстоятельства способствовали еще более замкнутости этого сословия и усилению его без того значительных прав. Неравенство между прежними равноправными гражданами стало увеличиваться все более и более. Низшие классы вместе с обедневшими стали терять прежние права. Свобода и равенство, поддерживавшиеся при прежней бродячей жизни людей, когда все были или пастухами, или охотниками и жили небольшими племенами, в более благоприятном климате, исчезли без следа при новом режиме. Надо заметить, что все эти изменения случились не в двух или трех местах, но охватили почти все население земного шара, и потому, так или иначе, такое сословие отнюдь нельзя считать чем-то исключительным, но, напротив, следует признать его совершенно естественным результатам соединения людей в общества, взамен прежней бродячей жизни..
 

Каковы бы ни были несовершенства настоящей гражданской жизни, она все-таки лучше, чем состояние полной анархии. Потому всякий честный, благородный, благоразумный человек обязан уважать законы, каковы бы они ни были, так как в них все-таки выражается конечный результат тех стараний и усилий, которые употреблены людьми, чтобы возвысить- ся над прежним диким состоянием. Никогда не надо забывать, что законы назначены для того, чтобы покровительствовать нашему личному счастью и оберегать наше собственное благосостояние; коль скоро в них, как и во всех людских учреждениях, есть недостатки, то надо довольствоваться уже тем, если законодательство успело обеспечить, по крайней мере, наибольшее благосостояние наибольшего числа людей.

Яндекс.Метрика

Продажа. Двухкомнатные квартиры в Балашихе

Наследство в Балашихе помощь в сборе документов