6. Природа человека. Дональд обезьяний. Телепаты

Природа человека

Слово природа, в отличие от воспитания, имеет два отличных значения. Первое используется, когда возникает вопрос, почему люди различаются? Если, например, у одного ребенка словарный запас больше и он обычно более словоохотлив, чем другие дети его возраста, мы можем спросить, является ли его превосходная способность разговора результатом "природы" или "воспитания": унаследовала ли он ее от своего отца - составителя кроссвордов и своей матери - профессора английского языка, или это следствие того что он вырос в вербально стимулирующей среде?

Второе значение касается сходств между нами: Почему все люди одинаковы? Например, все человеческие дети, рожденные с нормальным мозгом - и многие с отклонениями, - учатся общаться на языке. Мы можем спросить, обусловлена ли эта склонность к овладению языком "природой" или "воспитанием": является ли она врожденной характеристикой нашего вида, или это результат опыта, который нормальные дети неизменно получают, пока они растут?

В наши дни "природа и воспитание" обычно используются для объяснения различий между нами. Но в ранние дни развития психологии внимание чаще сосредоточивалось на сходствах. В 1930-е годы девелопменталисты, как правило, не проводили четких различий между окружением одного ребенка и окружением другого, а затем использовали эти различия для объяснения того, чем первый ребенок отличается от второго. Они были заинтересованы в изучении универсальности человеческого развития, такого как овладение языком. Если молодые люди овладевают языком, а молодые обезьяны - нет (это было задолго до того, как кто-либо задумался о обучении обезьян языку жестов), это потому, что язык является частью человеческой природы, а не частью обезьяньей природы? Или это потому, что люди растут в человеческой среде, а обезьяны растут в обезьяньей среде?

На самом деле ранние специалисты по развитию хотели знать, приобретут ли дети способности, которые мы считаем характерными для человека, если они не будут воспитываться в человеческой среде. Но даже в те дни, когда исследователям сходили с рук эксперименты, из-за которых их стали увольнять раньше, чем они успевали произнести слово "занимаемая должность", было нелегко найти для экспериментов дюжину здоровых младенцев. Поэтому Уинтроп Келлог, профессор психологии Индианского университета, придумал более скромный эксперимент: он предложил вырастить обезьяну в человеческой среде. В сотрудничестве со своей женой Луэллой он выраститл ребенка и шимпанзе вместе, обращаясь с ними как с человеческими детьми, чтобы посмотреть, сможет ли шимпанзе, выросший в таких условиях, развить человеческие способности.

Эксперимент и его результаты описаны в книге "Человекообразная обезьяна и ребенок", опубликованной в 1933 году. Имя Луэллы указано сразу после имени ее мужа на титульной странице. Но именно Уинтроп был профессором психологии, и эксперимент продвинул вперед его карьеру. Интересно, как он убедил Луэллу согласиться с этим? Интересно, знала ли она, во что ввязывается? Понимала ли она, что Гуа, шимпанзе, будет не единственным объектом эксперимента, а вторым - ее маленький сын Дональд?

Дональд обезьяний

Дональду было десять месяцев, а Гуа - семь с половиной, когда она переехала к Келлогам в 1931 году. С самого начала с ней обращались как с человеческим ребенком - то есть так, как обращались с человеческими детьми в 1930-х годах. Келлоги надели на нее одежду и жесткие туфли, которые носили дети в те дни. Ее не держали в клетке и не связывали, а это означало, что за ней следили каждую секунду, за исключением когда она спала (впрочем, то же самое относилось и к Дональду). Она была приучена к горшку. Ей чистили зубы. Её кормили той же едой, что и Дональда, и оба они спали и принимали ванну в одинаковых условиях. В книге Келлога есть фотография Гуа и Дональда, сидящих бок о бок, одинаково одетых в пижамы с вшитыми туфлями, которые моя мать называла "доктор Ден-Тонс". Дональд хмурится; губы Гуа изогнуты в скромной улыбке. Они держатся за руки.

Если не считать разницы в темпераменте, зафиксированной на этой показанной фотографии, эти двое были удивительно хорошо подобраны. В младенчестве шимпанзе развиваются быстрее, чем люди, но Дональд был на два с половиной месяца старше, и это помогало уравнять шансы. Они играли вместе, как брат и сестра, гоняясь друг за другом по всей мебели, гыкая и хихикая. У Дональда были ходунки, большая тяжелая вещь, и одним из его любимых развлечений, по словам его родителей, было "бросаться на обезьяну в этом грохочущем грузовике и смеяться, когда она пыталась улизнуть, чтобы ее не задавили, часто безуспешно". Но Гуа не держала зла и любила грубые игры. На самом деле они ладили лучше, чем большинство братьев и сестер. Если один из них плакал, другой утешительно похлопывал его по плечу или обнимал. Если Гуа просыпалась раньше Дональда, ее "едва  можно было удержать за дверью его комнаты."1

С Гуа было веселее, чем с сотней Дональдов. Когда Келлоги щекотали ее или раскачивали ее, она смеялась, как человеческий ребенок. Когда они пытались раскачать Дональда, он плакал. Гуа была более нежной (выражая свою любовь объятиями и поцелуями) и более сговорчивой. Одеваясь, обезьяна - но не мальчик - засовывала руки в открытые рукава и наклоняла голову, чтобы ей завязали нагрудник. Если она делала что-то не так и ее бранили за это, она издавала жалобные крики "оо-оо" и бросалась в объятия ругателя, предлагая "поцелуй примирения" и издавая слышимый вздох облегчения, когда ей разрешали это сделать.

Справляясь с вызовами цивилизованной жизни, Гуа часто соображала немного быстрее, чем флегматичный Дональд. Она была впереди в выполнении произнесенных команд, в обучении самостоятельно есть с ложки и подаче предупреждающего сигнала, когда ей нужно было использовать горшок (к сожалению, ее приучение к горшку никогда не стало полностью надежным). Обезьяна сравнялась или превзошла ребенка в большинстве тестов, которые доктор Келлог придумал: она так же хорошо, как и Дональд, разбиралась в том, как использовать орудие в форме мотыги, чтобы притянуть к себе кусок яблока, и быстрее научилась пользоваться стулом, чтобы дотянуться до печенья, подвешенного к потолку. Когда кресло передвинули в другую исходную точку, так что его пришлось толкать в другом направлении, чтобы достать печенье, Дональд продолжал толкать его в том же направлении, что и раньше, в то время как Гуа не сводила глаз с печенья и требовала приз.2

Однако в одном мальчик явно превосходил её: Дональд был лучшим подражателем. Вас это удивляет? По словам Франса де Ваала, голландского приматолога, который провел несколько лет, наблюдая за шимпанзе и их посетителями в нидерландском зоопарке, "вопреки общему мнению, люди имитируют обезьян больше, чем наоборот".3

То же самое было с Дональдом и Гуа. Фактически, именно Гуа почти всегда была нападающей стороной или лидером в поиске новых игрушек и новых методов игры, в то время как человек был склонен брать на себя роль подражателя или последователя.4 Таким образом, Дональд перенял раздражающую привычку Гуа кусать стену. Он также усвоил изрядное количество языка шимпанзе - например, уханье при виде еды. Интересно, как чувствовала себя Луэлла Келлог, когда ее четырнадцатимесячный сын подбегал к ней с апельсином в руках и борматал: "УХ, УХ, УХ"?

Среднестатистический американский ребенок может произнести более пятидесяти слов в возрасте девятнадцати месяцев5 и начинает складывать их в фразы. В девятнадцать месяцев, Дональд мог сказать только три английских слова. На этом эксперимент закончился, и Гуа вернулась в зоопарк.

Келлоги пытались обучить обезьяну быть человеком. Вместо этого, похоже, Гуа научила их сына быть обезьяной. Их эксперимент говорит нам больше о человеческой природе, чем о природе шимпанзе, но он также говорит нам, что между ними удивительно мало разницы - по крайней мере, в первые девятнадцать месяцев. В этой главе я рассмотрю некоторые различия между природой шимпанзе и человеческой природой, которые проявляются после девятнадцати месяцев, и некоторые сходства, которые остаются.

В начале книги я сказала, что мой ответ на вопрос о том, что заставляет детей вырастать такими какие они есть, - теорию, которую я предложу вам в качестве замены самонадеянности воспитания, - основана на рассмотрении того, каким умом обладает ребенок, что, в свою очередь, требует рассмотрения эволюционной истории нашего вида. Здесь мы рассмотрим эту историю. Мы отправимся, по делу и ради развлечения, в путешествие сквозь время эволюции. По пути я расскажу о некоторых весьма спекулятивных вещах - гораздо более спекулятивных, чем все, что я говорю в других главах этой книги. Но, черт возьми, если другие авторы могут рассуждать об эволюционной истории нашего вида, почему бы и мне этого не сделать? Будьте уверены: спекуляции - это не то на чём основана моя теория.

Телепаты

Стал бы Дональд говорить по-английски, если бы Гуа не вернулась в зоопарк? Да, конечно, он бы стал. В главе 4.1 описаны дети, родители которых недавно иммигрировали в США или являются глухими. Эти дети не говорят по-английски дома: они овладевают им вне дома. То же самое случилось бы и с Дональдом. Если бы он не выучил английский язык, чтобы общаться с родителями, он бы выучил его, чтобы общаться с другими детьми по соседству. Когда его социальный мир расширился бы, включив в него других товарищей по играм, кроме Гуа, он обнаружил бы, что за пределами его дома никто не говорит на языке шимпанзе.

Но язык - это лишь одна из вещей, отличающих человека от обезьяны. Есть и другие различия, не менее важные и интересные, которые только начинают развиваться в девятнадцать месяцев. В частности, психологи, изучающие познавательные способности детей, уделяют большое внимание тому, что они называют "теорией разума".6

По мнению этих исследователей, к четырем годам дети уже овладевают теорией разума. То есть, они знают, что у них есть разум, и они верят, что другие люди тоже его имеют. Их собственный ум снабжен мыслями и убеждениями, и они полагают, что другие люди тоже имеют мысли и убеждения. Они также знают, что мысли и убеждения не обязательно истинны - что можно придерживаться ошибочных убеждений. На самом деле они понимают, что в их власти дать неверную информацию кому-то другому и тем самым заставить этого человека ошибиться. Именно это понимание позволяет им впервые убедительно лгать.

Сложность теории разума продолжает расти по мере роста детей. Мы, взрослые, понимаем, что поведение людей определяется их мыслями и чувствами о вещах, а не самими вещами, и что чтобы предсказать, что кто-то будет делать, вы должны знать, что он думает и чувствует. Некоторые из нас являются экспертами в выяснении того, что думают и чувствуют другие люди, но даже любители удивительно хороши в этом, потому что люди обычно не пытаются скрыть суть направления своих мыслей от других. На самом деле, они говорят о своих мыслях и чувствах. Одна из вещей, которые делает язык, - это даёт нам прямую телефонную линию в умы других людей, что значительно облегчает выяснение того, что они думают. С другой стороны, если кто-то хочет ввести нас в заблуждение, язык делает это гораздо проще.

Однако теория разума не начинается с телефонных линий. Она начинается с окон, и эти окна души - глаза. Наша способность читать мысли начинает развиваться в раннем детстве, когда мы впервые смотрим в глаза наших родителей. Дети начинают вступать в зрительный контакт со своими родителями, когда им около шести недель. Нормальный ребенок может сказать очень рано - так рано, что эта способность должна быть врожденной - когда кто-то смотрит на него. Он показывает это, улыбаясь, когда мать смотрит на него, и отворачиваясь, если она продолжает смотреть на него слишком долго. Продолжительный зрительный контакт вызывает у детей дискомфорт.

К концу первого года ребенок может сказать, когда кто-то смотрит, даже когда ребёнок не видит его. Наблюдение за лицом матери, когда она смотрит на незнакомый объект, помогает ребенку решить, приближаться к объекту или избегать его. Если она выглядит обеспокоенной, он, вероятно, будет его сторонится. Наблюдение за лицом матери, когда она разговаривает с незнакомым человеком, помогает ребенку решить, является ли незнакомец другом или врагом.7 Если незнакомец слишком пристально смотрит на ребенка, прежде чем он успеет принять решение, ребенок, вероятно, отвернется. Если незнакомец попытается взять его на руки в этот момент, ребенок, скорее всего, будет сопротивляться и кричать от страха.8

К середине второго года малыш смотрит на свою мать, чтобы увидеть, на что она смотрит, когда говорит ему слово; он предполагает, что это слово относится к объекту, на который она смотрит. Когда он указывает на что-то, он проверяет, смотрит ли на это его мать. Указание, чтобы привлечь внимание другого человека к чему-то, характерно для человека. Шимпанзе, выросшие в среде обезьян, этого не делают, и даже среди тех, кто вырос в человеческой среде, это редкость.9 По словам Герберта Терраса, психолога, который исследовал способность молодых шимпанзе общаться на языке жестов, примечательно что при отсутствии реакции младенца обезьяны к объекту радости, ребенок выражает это в созерцании объекта и его чувственном разделении с родителем. . . . Нет никаких свидетельств того, что детеныш обезьяны стремится сообщить другой обезьяне или своему суррогатному родителю - человеку о том, что он просто заметил объект.10

Трех- или четырехлетние дети могут использовать направление взгляда человека плюс выражение его лица в качестве индикатора того, что происходит у того в голове. Если, например, человек жадно смотрит на шоколадный батончик, четырехлетний ребенок поймёт, что он собирается его съесть. Если у него отсутствующее выражение лица и он  смотрит вверх ни на что конкретно, четырехлетний ребенок скажет, что он думает. Мы воспринимаем эти способности к чтению мыслей как нечто само собой разумеющееся, и психологам развития потребовалось много времени, чтобы обратить на них внимание. Вскоре после этого психологи развития заметили, что у некоторых детей этих способностей нет. Дети с аутизмом, по - видимому, не понимают, что глаза - это окна в душу, на самом деле, они, кажется, не понимают, что у других людей есть душа. Короче говоря, детям с аутизмом не хватает теории сознания. Британский психолог развития Саймон Барон-Коэн называет этот дефицит "слепостью к разуму."11

Кармилов-Смит Аннет, другой британский психолог развития с двойной фамилией, противопоставляет аутизму редкое психическое расстройство под названием синдром Вильямса. Дети, рожденные с синдромом Вильямса, имеют характерный набор черт лица и дефицит интеллекта. Их вздернутые носы и толстые щеки придают им привлекательный эльфийский вид. Но их мозг на 20% меньше, чем у нормальных детей того же возраста, и их IQ находится в диапазоне умственно отсталых. Эти дети не могут завязать шнурки, не умеют рисовать, не умеют считать. С другой стороны, как сообщили Кармилов-Смит и ее коллеги, они удивительно словоохотливы и очень дружелюбны и хорошо ладят с окружающими. Хотя дети с синдромом Вильямса и умственно отсталые, у них нет недостатка в теории разума. Они чувствительны к эмоциям других и могут судить о чьих-то намерениях, глядя на их лицо и глаза. В отличие от детей с аутизмом, дети с синдромом Вильямса могут сказать, когда человек шутит или издевается.12

У детей с синдромом Вильямса это есть, у детей с аутизмом - нет. Кармилов-Смит называет это "социальным модулем", отделом мозга, который специализируется на социальных стимулах и социальном поведении. Причина, по которой у людей с аутизмом так много проблем с языком (даже если они научатся говорить, они плохо выражают свои мысли), заключается в том, что они не понимают, что цель языка состоит в том, чтобы поместить мысли в умы других людей и получить мысли из умов других людей.

 


 

 


 

Содержание книги Джудит Рич Харрис - Самонадеянность воспитания или Почему дети выходят такими какие они есть
 

Отзывы о книге

Введение ко второму изданию Введение к первому изданию Стивена Пинкера Предисловие к первой редакции

1. "Воспитание" это не то же самое что "Окружение"

- Без сомнений? Наследственность и окружение самонадеянности воспитания

- Наука и искусство изучения детей. Превращение диких детей в солидных граждан

2. Природа (и воспитание) доказательств

- Эффект брокколи.

- Влияние генов. Улица с двухсторонним движением

- Параллельные вселенные. Следствие эффекта генов

3. Природа, Воспитание и Ничего из перечисленного

- Сцилла или Харибда. Порядок рождения

- Стили воспитания. Другие различия между семьями. Поиски разгадки

4. Отдельные миры

- Два лица Золушки? Разные места, разные лица

- Сёстры и братья. Никогда не выходи из дома без этого. Переключение кода

- Язык и социальная среда. Место для всего и все на своем месте

- Встретится ли кто-либо с настоящей личностью?

5. Другие времена, другие места

- Краткая история уединения

- Говорящие людям как воспитывать детей

- Естественное деторождение. "Естественное" выращивание детей. Детство в несовременном обществе. Дисциплина и обучение. Воспитание детей с чувством вины и без

6. Природа человека

- Дональд обезьяний. Телепаты

- Жизнь в окружении обезьян. Любовь и Война

- Эволюция человека. Видообразование и Псевдоспециализация. Загадочное исчезновение неандертальцев

- То что создала эволюция - это мозг. Родители, дети и эволюция

7. Мы и они

- Эксперимент в Пещере Разбойников. Качество группового чувства

- Разделяем мир. Противоположность и уподобление. Внутри группы. Что такое группа?

- Это всё в голове. Распознаём родственников

- Как и почему мы себя классифицируем. Семьи и другие группы

8. В компании детей

- Отпускаем маму

- Отсутствие материи против отсутствия ровесников

- Друзья детства. Социализация через посредника. "Мы" против "Я и Ты"

- Теория групповой социализации. Девочки и мальчики

- Мы и они. Следуй за лидером. Познай самого себя

9. Передача культуры

- Овладей культурой и передай её дальше

- Окружение против окружения

- Культура глухих

- Детские культуры. Ребёнок это Отец Мужчины

- Группа родителей сверстников. От группы родителей-сверстников в детскую

- Добро пожаловать в район. Данные могут быть опасны. Созидание культуры

10. Половые правила

- Есть различия с которых можно начать

- Стереотипы. Социальные категории Девочки и Мальчики. Гендерные препятствия

11. Школы детей

12. Вырастаем

13. Неблагополучные семьи и проблемные дети

14. Что могут сделать родители

15. Самонадеянность воспитания на испытании

Приложение 1. Личность и порядок рождения

Приложение 2. Проверяем теории о детском развитии

 

Яндекс.Метрика

 

 

Оформление земельных участков Салтыковка