Уильям Аспдин

Уильям Аспдин родился 23 сентября 1815 года в Лидсе. В 1825 году он с семьей переехал в Уэйкфилд, к югу от Лидса. Его отец заключил партнерство с Уильямом Беверли, и они вместе построили там цементный завод. Беверли, который владел успешным литейным заводом в Лидсе, предоставил для предприятия капитал. Джозефу Аспдину разрешили управлять цементным заводом в Уэйкфилде, а Беверли остался в Лидсе в качестве коммерческого агента. Уэйкфилд, вероятно, был выбран потому, что земля и рабочая сила там были дешевле, чем в расцветающем Лидсе. Где-то в конце 1829 или начале 1830 года Уильям начал работать на цементном заводе в качестве ученика. Дела в Уэйкфилде шли не очень хорошо. Полагая, что Джозеф Аспдин смешивал цемент в шлам - более дорогостоящая процедура, чем просто обжиг глинистого известняка для производства роман цемента -ему было бы трудно конкурировать с конкурентами, которые предлагали более дешевый продукт. Смешивание в шламе, возможно, сделало цемент Аспдина немного лучше, но потребители, вероятно, отказались от необходимости платить за это незначительное улучшение. Кроме того, "роман цемент "зарекомендовал себя, а уверения в качестве "портландцемента" основывались на заявлениях его производителя, а не на каких-либо независимых испытаниях. Чтобы оставаться конкурентоспособным, Джозеф Аспдин почти наверняка производил как роман цемент, так и свой портландцемент.

Во всяком случае к середине 1830-х годов, Беверли, вероятно, беспокоился о судьбе этого предприятия. Его литейный цех процветал - теперь у него был и металлургический завод, но то же самое нельзя было сказать о его цементном подразделении. Когда в 1837 году строящаяся железная дорога Манчестер-Лидс должна была пройти через цементный завод Уэйкфилда, он решил отказаться от партнерства с Джозефом Аспдином. Аспдин был вынужден разобрать свою печь и передвинуть ее на соседний участок земли, который затем использовался в качестве огорода. Производство цемента, вероятно, не начиналось вплоть до 1840 года, ибо в каталоге Уэйкфилда 1841 года нет опубликованных данных о фирме. Запись гласит: "Джозеф Аспдин. Производитель декоративных труб дымоходов и роман цемента, Киркгейт, Вайкфилд". Никаких упоминаний о портландцементе нет.

В августе 1841 года произошло нечто странное. 3 августа Аспдин составил акт о передаче 50-процентной доли бизнеса своему старшему сыну Джеймсу, а не Уильяму, который работал вместе с ним в течение более пятнадцати лет. Что делает это событие ешё более странным, так это то, что Джеймс не имел отношения к строительству. Он решил не идти по стопам своего отца, а вместо этого изучил бухгалтерский учет и стал бухгалтером. Несколькими днями позже, 6 августа, Джозеф Аспдин опубликовал в Wakefield Journal & West Riding Herald следующее уведомление, датированное на несколько дней ранее:

СТРОИТЕЛЯМ И ДРУГИМ


Я, Джозеф Аспдин из Уэйкфилда, производитель цемента, пользуюсь этой возможностью, чтобы поблагодарить от все души моих друзей и общественность за неоценимую поддержку, которую я получал от них в течение многих лет; и хочу сообщить им, что я, только что, взял своего сына, Джеймса Аспдина, в партнерство, и что в дальнейшем мы будем вести дела под торговой маркой "Джозеф Аспдин и сын". В то же время я считаю правильным уведомить вас о том, что последний работающий у меня агент Уильям Аспдин сейчас не у меня не работает и что он не уполномочен получать какие-либо деньги или брать какие-либо займы от моего имени или от имени новой фирмы.

Цементный завод. Уэйкфилд. Джозеф Аспдин

2-е августа 1841

Мы можем только предполагать, почему произошел этот разрыв, хотя более поздняя жизнь Уильяма, как кажется, давала для этого множество причин. Все, что мы знаем наверняка, это то, что Уильям Аспдин уже покинул фирму своего отца в прошлом месяце (июле) и переехал в Лондон. Он ненадолго вернулся в следующем году, чтобы жениться на Джейн Лидман, дочери мясника из Барнсли, деревни в нескольких милях к югу от Уэйкфилда. (Свидетельство о браке показывает, что ни один из членов семьи Аспдин не был свидетелем бракосочетания). Затем Уильям Аспдин вернулся с женой в Лондон, где ему предстояло искать своё место в жизни.

Портландцемент

Обучение Уильяма Аспдина до его работы на заводе, казалось, было немного лучше, чем у его отца, так как он был разговорчив и любил писать, и он использовал оба навыка для продажи, используя напыщенные, довольно красочные и полностью вымышленные рассказы. Как и все хорошие мошенники, Уильям мог быть довольно убедительным, поскольку у него всегда была способность привлекать инвесторов. Он мог бы далеко продвинуться в цементной промышленности и разбогатеть; и то, что он этого не сделал, можно объяснить недостатками его характера: Уильям был неисправимым лжецом и мошенником.

Отъезд Уильяма Аспдина в "большой город" вряд ли был необычным шагом для амбициозного человека в Британии. Лондон был и остается культурным, политическим, торговым и коммуникационным центром Соединенного Королевства. Тем не менее, большинство людей не могли себе позволить отправиться в Лондон и поселиться там. Уильям, должно быть, делал накопления или, что более вероятно, украдкой присвоил деньги фирмы отца, чтобы финансировать переезд. Это объясняет внезапную ссору с семьей и лишение наследства. Тем не менее, что-то должно было вселить в Уильяма уверенность, побудившую его разорвать все его семейные и материальные связи с Уэйкфилдом и начать жить самостоятельно. Он, по-видимому, обнаружил процесс, который радикально улучшил цемент, наверняка наткнувшись на него, после того как партия цемента, изготовленного из шлама, была "пережарена". Затем он решил поэкспериментировать с остекленевшим камнем, измельчив его. Уильям, очевидно, сохранил в тайне процесс клинкерообразования,  ибо нет никаких доказательств, что его отец сделал цемента из клинкера после отъезда сына в Лондон, когда семья уже раскололась.

Его первое задокументированное появление в Лондоне было зафиксировано в 1842 году в справочнике "Уильям Аспдин. Цементная Мануфактура. Церковный проезд, Ротерхит". Уильям пробыл там недолго, так как в каталоге 1843 года указано, что он переехал на "Верхние артиллерийские причалы, №342 начало улицы Ротерхизе", что было недалеко от туннеля Темзы и, возможно, что он присутствовал на церемонии его открытия в том же году, со своей женой. Конечно, туннель захватил его воображение, потому что позже он использовал его в одной из своих самых необычных фальшивок. Пока же он делал цемент и искал финансирование. Хотя роман цемент в подавляющем большинстве доминировал на рынке, метод смешивания сырья для обжига через шлам стал более распространенным. Уильям, вероятно, искал пережаренные в клинкер "отбросы" - которые были так ценны для его процесса. Кто знает, какое оправдание он использовал, чтобы забрать эти остатки у других производителей цемента, но они, вероятно, были рады избавиться от них. Это было действительно гениально: Уильяму даже не пришлось строить печь. Он должен был только размельчать клинкер в порошок; конечно, это была нелегкая задача, но это была единственная работа, которую он должен был выполнять помимо упаковки. Ни известняка, ни печи, ни работников. Его единственными накладными расходами были бочки и, конечно же, содержание его резиденции-офиса на артиллерийском причале.

Вскоре Уильяма Аспдина нашли партнеры: Джон Милторп Мод и его сын Эдмунд. Как и молодой человек, Джон Мод также приехал из Лидса, чтобы разбогатеть в Лондоне. Он был морским брокером, который пользовался значительным успехом и теперь хотел инвестировать в что-то многообещающее, что он мог бы в конечном итоге передать своему сыну, для управления (ему было тогда шестьдесят пять). Ни он, ни его сын ничего не знали о цементе. Тем не менее, он, вероятно, проверил цемент Уильяма, чтобы подтвердить заверения последнего. Компания была образована в конце лета или начале осени 1843 года под названием  "Дж.М. Мод, сын и Ко". Единственной целью фирмы было производство и продажа портландцемента. Уильям руководил большей частью операций и держал технологические аспекты своего производственного процесса в тайне.

Понятно, что Уильям Аспдин на опыте своего отца усвоил, что внедрение на рынок нового продукта от новой компании было трудным делом. Вместо этого он представлял своим партнерам цемент как продукт, давно используемый в районе Лидса и изготовленный в соответствии с секретным процессом, известным только ему и его отцу. (По правде говоря, он был единственным Аспдином у которого была коммерческая тайна). Он, вероятно, признал, что поссорился с отцом, но, без сомнения, описывал совсем другую, и скорее всего своекорыстную причину. Вскоре после создания компании был разослан рекламный проспект. Это отличный пример хитрости Уильяма в действии. Он звучал следующим образом:

Патентованный портландцемент

Изготовление этого цемента в течение многих лет производилось г-ном Аспдином в Уэйкфилде, в окрестностях которого и повсюду в северных округах Англии он был успешно и интенсивно использован; из-за больших расходов, связанных с транспортировкой цемента на лондонский рынок, его потребление было неизбежно ограничено, и, хотя его превосходство над другими цементами никогда не оспаривалось теми, кто его испытывал, высокая цена, по которой он мог бы поставляться, до сих пор была серьезным препятствием для его большого распространения в метрополии. Г-да Ж. М. Мод, Сын И Ко. испытывают большое удовлетворение, объявляя общественности, что они договорились с сыном патентообладателя с целью осуществления производства этого ценного цемента на их обширных площадях в Ротерхите, и пока у них имеется возможность поставлять его по значительно сниженной цене, они также с удовольствием заявляют, что в результате улучшений, привнесенных в производство, по всем основным показателям он будет  бесконечно превосходить любой цемент, который до сих пор предлагался публике:

1) его цвет так близок к цвету камня, от которого он получил свое название, что его трудно отличить от него.
2) он не требует ни добавления цветных пигментов, ни закрашивания, не подвержен атмосферному влиянию, и в отличии от других цементов, не покрывается растительностью, не окисляется, и не становится зеленым, а сохраняет свой первоначальный цвет камня из Портланда в все сезонах и климатах.
3) он более силен в своих свойствах цементации, более крепок, более предпочтителен, и с ним можно добавлять больше песка чем в любой другой цемент используемый в настоящее время.

Было очень умно представить цемент, как "давно используемый в Йоркшире и "во всех северных графствах", и сказать, что только высокая стоимость транспортировки помешала его продажам в Лондоне. В те дни нельзя было просто взять телефон и позвонить, чтобы спросить: "Это действительно так?". Лидс был далеко, далеко, и только с появлением локомотива и с объединением протяжённых железнодорожных путей он станет менее чем в четырех днях пути от Лондона, приблизительно тот же срок, какой теперь требуется  автомобилю, путешествующему из Нью-Йорка в Сан-Франциско.

Пропуская красочное, хотя и неправдивое, введение, нельзя придираться ни к одному из утверждений Аспдина. Все качества, приписываемые портландцементу, были верны во всех отношениях. Это был самый лучший цемент для бетона в мире. Тем не менее, вряд ли это будет первый или последний раз, когда крупное открытие было сделано двуличным негодяем.

Примерно в то же время, когда они выпустили этот проспект, "Мод, сын и Ко" привлекли уважаемую лондонскую строительную фирму Grissell & Peto для проведения независимых испытаний портландцемента и нескольких его известных конкурентов. Испытания показали, что портландцемент почти в два раза прочнее лучших роман цементов. Записи фирмы в течение следующих нескольких лет скудны, но мы знаем, что "Мод, сын и Ко" купили старый цементный завод Паркера и Вайата в Нортфлите в 1846 году, следовательно продажи, должно быть, шли хорошо. В том же году Джон Мэдден ушел на пенсию, и образовалось новое партнерство, в которое вошли Эдмунд, другой сын Мода, Джордж, некий Уильям Генри Джонс и, конечно же, Уильям Аспдин. Как ни странно, менее чем через год фирма обанкротилась. Причины не ясны, но более поздние события могут дать ключ к разгадке.

Уильям быстро нашел новых партнеров: Уильяма Робинса и его зятя Джорджа Гудвина. Аспдин смог сохранить, или он и его новые партнеры смогли получить, цементный завод в Нортфлите. Как и прежде, у новых партнеров не было опыта работы в цементной промышленности, и они оставили управление компанией в руках Аспдина. Именно в это время Уильям опубликовал объявление в нескольких номерах торгового периодического издания "Строитель", и которое, как все полагают, было несомненно ложным. В нем он утверждает, что запатентованный цемент его отца был использован в 1828 году, чтобы остановить прорыв Темзы, который вызвал первое затопление туннеля Темзы во время его строительства:

Только после того, как портландцемент изготавливался в течении семи или восьми лет, его ценность стала очевидной и проявилось его превосходство над всеми другими цементами. Поэтому он особенно привлек внимание сэра [Марка] Изамбарда Брюнеля, выдающегося инженера и конструктора тоннеля Темзы, который испытывал его, сравнивая с роман цементом, пока не убедился в огромном превосходстве Портленда, найдя его в три раза прочнее, чем любой другой цемент, известный на тот момент. Хотя в то время он стоил от 20 до 22 шиллингов за бочку, помимо перевозки в Лондон, сэр [Марк] Изамбард Брюнель решил (несмотря на то что он мог закупать роман цемент по 12 шиллингов за бочку, доставленную на место строительства) использовать его для своих основных целей в строительстве, поскольку его качества не требовали никакой другой рекомендации, кроме беспристрастного испытания. Когда в 1828 году Темза прорвалась через туннель и наполнила его водой, большое количество этого цемента было выброшено в реку, что фактически остановило протечку и позволило подрядчикам откачать воду; вскоре после этого работы возобновились в прежнем темпе, хотя в последствии замедлились из-за недостатка средств.

Эта выдумка настолько необычна по своему размаху, что сделала бы честь самому барону Мюнхаузену. (Большинство откровений Уильяма, связанных с известными людьми, например позже он утверждал, что лично убедил сэра Роберта Пила не вводить налог на цемент, были опубликованы после смерти этих людей.) Согласно дневникам Изамбарда Брюнеля и Ричарда Бимиша, для того чтобы остановить затопление тоннеля использовали глину, а не цемент. Единственный раз когда цемент использовался не по прямому назначению в качестве раствора во время строительства туннеля Темзы, был случай нагнетания цемента за кирпичную обкладку тоннеля, после первого наводнения, и это, несомненно, был цемент от Френсис и Вайт, и на поставках цемента именно этой фирмы для своего проекта настаивал Марк Брюнель. Также невероятным является утверждение, что портландцемент его отца был "в три раза прочнее", чем продукт Френсиса и Вайта. Это было достаточно неправдоподобно, поскольку собственный продукт Уильяма, который был достаточно хорошим, мог похвастаться только двукратным превосходством (по оценкам современных исследований в 1,8 раза), так что за пределами этих цифр мы оказываемся в стране сказок.

Также не соответствует действительности утверждение Уильяма о том, что это произошло "через семь или восемь лет" после того, как его отец начал производить портландцемент. Это означало бы, что Джозеф Аспдин начал производить большое количество портландцемента около 1821 года, в то время, когда он был еще бедным экспериментатором, тайно крадущим известняк с йоркширских дорог. Тем не менее, это фантастическое хвастовство было без каких либо комментариев процитировано историком в конце девятнадцатого века, а затем выдвинуто как факт в десятках книг, брошюр и, конечно же, интернет сайтов. Достаточно часто повторяйте ложь, и она станет похожа на правду, хотя не будет иметь к ней ни малейшего отношения.

Продажи цемента для Уильяма и его третьей группы партнеров летели стрелой. Фирма также получила приз за свой цемент на знаменитой выставке 1851 года в Лондоне. Будущее казалось светлым, но ни одна компания с Уильямом Аспдином в совете директоров не могла долго процветать. Вскоре после триумфа фирмы на Большой выставке Уильям получил от фирмы 300 фунтов стерлингов на покупку парового двигателя для цементного завода. Позже выяснилось, что двигатель стоил всего 80 фунтов, а квитанция была подделана. Это побудило директоров начать расследование других сделок проведённых Уильямом в компании. Они обнаружили, что деньги, выделяемые на арендные платежи, попадают в карман Аспдина, как и заработная плата фиктивных работников. По мере того, как расследование углублялось, картина становилась ещё хуже. По-видимому, не было ни одной крупной сделки, которая не была бы полностью или частично обкрадена Уильямом. Когда его партнеры встретились с Уильямом с собранными доказательствами в руках, Уильям проклял их и покинул помещение. Товарищество было юридически ликвидированно 7 ноября 1851 года.

Уильям Аспдин быстро нашел нового напарника, Августа Уильяма Орда, состоятельного армейского офицера в отставке. Он обладал тремя качествами, которые Аспдин считал необходимыми для делового партнера: деньги, незнание цементной промышленности и достаточная вера в Уильяма, чтобы позволить ему полностью управлять предприятием. Новая компания, Aspdin, Ord & Co., была образована в 1852 году и начала производство цемента к концу того же года.

Не взирая на многие необычные махинации и подлоги Уильяма, большинство специалистов цементной промышленности признавали, что он действительно сделал превосходный продукт. В течение нескольких лет они могли только конкурировать за счёт более низких цен, но никогда не конкурировать с ним по качеству продукта. Но один из них смог: человек, работающий на одного из конкурентов Уильяма. Джон Базли работающий в известной нам фирме Френсис и Уайт - заново открыл секрет спекания клинкера.

Исаак Чарльз Джонсон дожил до глубокой старости, он скончался ровно за два месяца до своего сто первого дня рождения в 1911 году. Он лично был свидетелем роста цементной промышленности - от небольшого кустарного производства до возникновения международных промышленных гигантов. Когда Джонсон родился, даже использование гидравлического раствора было редкостью; к тому времени, когда он умер, бетон использовался для строительства всего, от улиц до небоскребов. Его личные воспоминания ценны, но иногда подозрительны. Джонсон - прекрасный пример "последнего человека, выжившего в перестрелке" - единственного выжившего, который рассказывает всем остальным, что произошло. Его самая привлекательная история это его усилия в шпионаже по раскрытию секретного производственного процесса Уильяма Аспдина. Джонсон пишет, что Аспдин построил двадцатифутовую стену вокруг фабрики, и, в качестве дополнительной меры предосторожности, единственный вход был через офисы, так что все входящие могли быть проверены. Джонсон пытался выяснить как производится цемент у сотрудников своего конкурента. Возможно, он купил им пива в местной таверне или подсунул денег. Джонсон не посвещает нас в детали, поэтому этот аспект остается загадкой.

Однако Уильям Аспдин не был дураком. Он использовал различные уловки, чтобы отвлечь внимание от процесса клинкерообразования и сделать вид, что качество его продукту  придаёт что-то другое. У него был большой поднос с различными химическими порошками, по-видимому, помеченными так что это видели всее, с которого он брал небольшие горсти веществ и бросал их в смесь на разных этапах производсва. Хотя Джонсон и не говорит об этом, он, вероятно, проверял их, и один из них был сульфат меди, но он не смог получить никаких хороших результатов. Затем Джонсон приобрел образец цемента Аспдина, возможно, тайно предоставленный Уильямом через одного из его сотрудников. Джонсон отдал его на анализ химику, который обнаружил, что на 50 процентов он состоит из фосфата кальция (тогда называемого "фосфатом извести"). Джонсон почувствовал, что теперь он открыл секрет Аспдина, поскольку фосфат кальция является наиболее распространенным химическим компонентом костей. Джонсон ходил по местным мясным лавкам и скупал как можно больше костей крупного рогатого скота и свиней, а затем начал свои эксперименты по воспроизведению секретной формулы Аспдина. Он потратил много времени, проверяя различные пропорции костной пыли, прежде чем понял, что его снова одурачили. Затем Джонсон попробовал шламовую смесь, смешав две части молотого мела (известняка, богатого карбонатом кальция) с одной частью глины. Эта попытка также выглядела неудачной, так как он все еще не мог производить цемент такого же качества, как Аспдин. Однажды он пережарил смесь, и вместо нее получился твердый, "бесполезный" клинкер. Он собирался выбросить его, когда любопытство побудило его измельчить клинкер и попробовать использовать полученный порошок в качестве цемента. Это сработало. До самой своей смерти Джонсон утверждал, что именно он открыл истинный портландцемент. Фактически, это и был тот самый случайный научный прорыв, на который Уильям Аспдин наткнулся несколько лет назад. Джонсон также утверждал, что "портландцемент Аспдина похож на цемент, который производится сегодня, так же как мел похож на сыр!". Это ложь, так как цемент Аспдин был общепризнан по качеству, и независимые тесты, проведенные Grissell & Peto, без сомнения, подтверждали его превосходство. Хотя в последующие годы в различные марки портландцемента будут внесены улучшения, ранняя формула Джонсона для фирмы Уайта, вероятно, была таким же "сыром", как и у Аспдина.

Как бы то ни было, результатом всего этого стало то, что Уильям Аспдин теперь получил серьезную конкуренцию со стороны "Дж.Б.Уайта и сыновей", а вскоре и другие фирмы также обнаружили процесс спекания клинкера. Этот процесс больше не был секретом ни для кого.

Как это часто бывает, когда известный бренд обнаруживает что непатентованные версии его продукта предлагаются по тем же или более низким ценам, Аспдин разместил рекламу, предупреждающую общественность о подозрительности таких цементов и намекнул на надувательство, утверждая, что его конкуренты использовали методы производства, которые "украли или заимствовали". Он также опубликовал "результаты испытаний", сравнивая свой портландцемент с другими. В отличие от предыдущих случаев, когда тесты проводились уважаемой третьей стороной, в этот раз Аспдин контролировал тестирование, если, конечно, мы поверим тому, что какое-либо тестирование фактически проводилось. Разумеется, результаты были невероятно искажены в его пользу. Аспдин, должно быть, понял, что конец для его портландцемента близок, поскольку он больше не был единственным на рынке, имеющим это название или предлагающим такое качество. Он попытался найти другой процесс производства цемента, который снова дал бы его продукту преимущество. В декабре 1851 году ему был выдан патент на "производство портландцемента и других цементов из щелочных отходов". Другими словами, Уильям утверждал, что нашел способ перерабатывать отходы мыловарения для производства цемента. К 1854 году он производил такой цемент в районе Ньюкасла в дополнение к своему портландскому продукту.

Мы не можем оценить успех этого нового цемента, поскольку та же неуемная и саморазрушительная двуличность в характере Уильяма снова вырвалась наружу. Аспдин отказался платить арендную плату за производственные помещения или оплатить арендованное оборудование, заявив, что оно "в неудовлетворительном состоянии". Более вероятной причиной его отказа является то, что он скрылся с деньгами, выделенными на эти цели. В феврале 1855 года Уильям Аспдин был арестован за неоплаченные долги. Несмотря на то, что он смог занять достаточно денег, чтобы добиться своего освобождения, Уильям будет участвовать в одном судебном процессе за другим в течение нескольких следующих лет. Поскольку в Британии он обманул слишком много людей, чтобы когда-либо снова вернуться в бизнес, Уильям решил покинуть свою родину.

 

 

 


Содержание

Список иллюстраций

Благодарности

Предисловие Дениса Смита

Введение


 

Глава 1. Происхождение

Совершенно новое представление о конце каменного века

Гёбелик Тепе

Обжиг извести


 

Глава 2. Возведение ступенчатых пирамид. Бетонные пирамиды и Минонский лабиринт

Споры о великой бетонной пирамиде

 

Глава 3. Золотой стандарт

Катон

Витрувий

Гавань там где не должно быть гавани

Логистика строительства гавани

Архитектурный шедевр римского бетона

Золотой дом

Пантеон

Стены и купол Пантеона


 

Глава 4. Бетон в доколумбовой Америке и Европе времён ренессанса


 

 

Глава 5. Эволюция современного бетона

Роман цемент

Марк Брунель

Тоннель под Темзой

Строительство тоннеля Темзы

Открытие тоннеля. Джозеф Аспдин

Уильям Аспдин

Суета последних лет Уильяма Аспдина, другие первопроходцы


 

Глава 6. Усовершенствование, армирование и распространение

Эрнест Рэнсом

Здание Ингаллс

 


 

Глава 7. Волшебник и архитектор

Глава 8. Мир становится бетонным > > > > > > > > > > > > > > > >

Глава 9. Плохие новости > > > > > > > > > > > > > > > >

Глава 10. Хорошие новости > > > > > > > > > > > > > > > >

Примечание

Яндекс.Метрика

 

 

Продажа. 2-х комнатные квартиры в Балашихе