Одной из основных инженерных уступок, сделанных для обоих волноломов, было использование куркара в качестве заполнителя. Подобно тому, как каменщик никогда не использует раствор, который, поле затвердевания слабее чем кирпичи, которые он связывает вместе, так и инженер никогда не будет использовать заполнитель слабее, чем вяжущее в бетоне. Римский бетон, используемый для причалов Себастоса, превосходил по всем характеристикам пористый куркарский заполнитель, но бетон держался. И это все, что имело значение для Ирода.

Пройдёт всего пять лет и Кессария станет самым крупным и красивым городом в Иудее с населением в 120 000 человек, приблизительно такого же размера, как Афины в тот-же период. Неудивительно, что вскоре после этого, спонсор этого удивительного проекта, царь Ирод, станет называться «Великим».

Династия Иродиан длилась недолго. После строительства Кесарии и нового храма в Иерусалиме Ирод почувствовал себя настолько безопасно в политическом отношении, чтобы казнить свою жену Мариамну из рода Хасмонеев, по сфабрикованному обвинению в прелюбодеянии. Несколько лет спустя обоих их сыновей, Аристобула IV и Александра, постигла та же участь, якобы за измену. Несмотря на все это, Ирод сохранил большую привязанность к своим внукам. Один, сын Аристобула, Ирод Агриппа (названный по имени своего деда), был отправлен в Рим, чтобы его воспитывали в доме Августа, в несомненно более благоприятной семейной среде. Там он подружился с молодыми людьми, которые сыграли важную роль в римской истории, включая будущего императора Клавдия. Ирод Агриппа, который был на столько же римлянином, насколько иудеем, пользовался большим  уважением в Риме за своё хладнокровие, так что его политическими советами часто пользовались.

Через пару лет, после того как Ирод Агриппа принял титул короля Иудеи в 39 году н.э., его старый друг Клавдий стал римским императором. Клавдий передал иудейскому царю  много земли, и территория Иудеи стала гораздо больше, чем во времена его деда; на самом деле, он, вероятно, владел самым большим земельным наделом, чем любой другой еврейский царь. Агриппа продолжал работу своего деда, как и его собственный сын и наследник Агриппа II. В 66 году н.э. восстание заставило Агриппу II и его жену бежать из-за  опасения за свою жизнь. Повстанцы, принадлежавшие к различным группировкам недовольных правящей династией, убили весь римский гарнизон в Иерусалиме, а через несколько месяцев они разбили и римскую армию. К их несчастью, повстанцы были разделены на несколько взаимно антагонистических политических и религиозных групп и, следовательно, не смогли разработать согласованную военную стратегию. Их стремление к независимости имело очень большие шансы на успех, но внутренние распри которые возникли после первых успехов, сопровождающиеся убийствами лидеров фракций, фактически обрекли их дело на неудачу. Римляне вскоре вернулись с армией в шестьдесят тысяч человек, которой умело командовал генерал (и будущий император) Флавий Веспасиан.

Кесария осталась в римских руках, и отсюда пошли легионы Веспасиана чтобы покорять один иудейский город за другим. Когда Веспасиан покинул Иудею, чтобы принять верховную власть в Риме после смерти Нерона, погрузившего империю в хаос и гражданскую войну, он передал свое военное командование своему сыну Титу, который руководил осадой Иерусалима, павшего после голода и многомесячных обстрелов, значительно сокративших численность населения и боевые силы. Многие из захваченных в плен были порабощены и отправлены в Рим.

Еще одно еврейское восстание произошло в 130 году н.э., и совпало с землетрясением, которое повредило большую часть Кесарии и ее гавань, но император Адриан подавил его с той же мрачной эффективностью, с которой подавлялись иудейские восстания ранее, а Иудея была включена в римскую провинцию Сирию. Еще восемнадцать сотен лет пройдут до того, как будет восстановлено еврейское самоопределение и в 1947 году будет создано современное государство Израиль.

У Кесарии и ее гавани Себастос на протяжении веков была не простая судьба. Ни одно человеческое сооружение, особенно построенное на или вблизи моря, не может остаться вне влияния природы, уровень моря и морского дна повышается и понижается, береговые линии могут сильно меняться на протяжении столетий, особенно если, как мы видели, в действие вступает другая природная сила - землетрясение. Вдоль побережья Восточного Средиземноморья проходит крупный сейсмический разлом, и на нём находится гавань Себастоса (на расстоянии в 150 м от нынешней береговой линии). К моменту землетрясения в 130 г. н.э., морское дно гавани, вероятно, опустилось на метра-два, а землетрясение, вероятно, вызвало еще большее его оседание. Римляне, которые прекрасно справлялись с поддержанием своей инфраструктуры в хорошем состоянии, вероятно, восстановили причинённый землетрясением ущерб и городу и гавани, но они не смогли остановить медленное и неуклонное проседание морского дна и береговой линии, которое увеличивалось  в результате крупных землетрясений каждые несколько столетий (еще один большой толчок поразил Кесарию в 363 году н.э.). К началу шестого столетия большая часть Себастоса, теперь называемого Портом Агусти, была, вероятно, по пояс в воде, поскольку современный историк сообщает, что ее больше нельзя использовать. Византийский император, Анастасий, восстановил гавань около 505 г. н.э., добавив, без сомнения, больше блоков из куркара на вершину полузатопленных причалов. Спустя чуть более века, волна арабов прокатились по Леванту, а Кесария стала частью халифата Рашидун. Крестоносцы захватили город в 1099 году, но к тому времени большая часть гавани снова опустилась  под воду. Христианские рыцари использовали блоки куркара, чтобы создать небольшую гавань и обложили ее грунтовую сердцевину защитными стенами. Рыцари сумели продержаться в Кесарии почти два столетия, прежде чем сдать его войскам под командованием султана Мамлюка, Байбарса аль-Бундукдари, который разрушил укрепления (к этому времени гавань уже заилилась).

Кесария исчезла из истории до двадцатого века, когда археологи начали проводить подводные съемки и начали проводить раскопки развалин, которые все еще оставались на суше. Ученые проводившие подводные исследования были поражены размером бетонных блоков, которые по-прежнему остаются в замечательной форме спустя две тысячи лет. Кесария вскоре стала популярным туристическим направлением в Израиле, и теперь там есть небольшая современная пристань для яхт, большая часть которой расположена над западным краем древнего города. Руины величайшей гавани на восточном побережье Средиземного моря, служившие убежищем бесчисленных военных галер и торговых судов, теперь находятся под 12 м воды, и служат приютом для мелких рыб и осьминогов.

Уроки, извлеченные из строительства гавани Кесарии, были использованы на десятках бетонных пристаней и причалов, которые римляне построили по всему Средиземноморью в течение последующих трех столетий. Руины этих более поздних конструкций обычно имеют лучшее качество изготовления и материалов. Бетон, по-видимому, смешивался более тщательно, а каменный заполнитель почти всегда лучше песчаника куркара из Иудеи. (Из-за геологических изменений большинство этих сооружений сейчас либо под водой, либо на суше.) Пуццолана из региона Везувия останется важной статьёй итальянского экспорта и будет обнаружена как второстепенный груз в затонувших римских судах, где она,  вероятно, также служила балластом. Занимательно то, что знание о том, что вулканическая почва Санторини и других близлежащих островов так же хорошо подходит для изготовления гидравлического раствора или бетона, о чем свидетельствует цистерна в Родосе, построенная пятью столетиями ранее, было в этот раз утрачено.

Друг Ирода Агриппы, император Клавдий, использовал бетон, чтобы расширить гавань Остии. Племянник Клаудия и имперский предшественник спятившего Калигулы, привез в Рим массивный египетский обелиск высотой 25 метров. Для его транспортировки он построил специально предназначенный для этого грузовой корабль, который привез обелиск на военно-морскую базу в Мисэнь, недалеко от Неаполя (Порт Юлий, вероятно, заилился к тому времени). Там его перегрузили и повезли, без сомнения, огромной специально  построенной телегой с Via Popilia до Via Appia, а затем на север в Рим. После того как этот гигантский корабль доставил свой груз, он просто стоял в гавани, так как  узкоспециализированный дизайн делал его непригодным для любых других целей. По-видимому, это была местная туристическая достопримечательность, поскольку Плиний Старший пишет в своей энциклопедии «Естественная история», что «это был самый невероятный плавучий корабль, который он когда-либо видел». В конце концов, кто-то придумал для этого корабля полезную цель. Он был загружен пуццоланой из соседнего Путеоли, а затем отплыл в порт Остии в Риме, в котором в это время проходили работы по расширению, начатые  Клавдием. По-видимому, известь смешивалась с пуццоланой в Путеоли или Остии (текст не ясен), поскольку, как говорит Плиний, «Император Клавдий затопил его и использовал в качестве фундамента для трех волнорезов, которые поднимались так же высоко, как и мачты корабля на котором они были построены. Эти волнорезы были построены с использованием пуццоланового порошка [pozzolana], специально добытого и привезённого для этой цели ». Возможно, что отдельные суда привозили пуццолану и после перемещения специального транспортного судна, но это было бы непрактично, потому что последний, должно быть, привёз гораздо больше материала. Таким образом, судно, используемое для перевозки обелиска Калигулы, послужило той же цели, что и плавающие кессоны, используемые для строительства Себастоса, но в значительно большем масштабе. С затоплением корабля-перевозчика обелиска большая часть усилий по строительству была решена одним махом. Остальная часть работ, похоже, так же прошла гладко, ведь еще полвека пройдет до того, как гавань придётся снова ремонтировать и расширять (её заиление из-за реки Тибр всегда будет проблемой).

Тем не менее, не использование римлянами бетона для строительства портов захватило внимание и воображение людей во всем мире, а скорее применение ими этого материала при создании некоторых из самых красивых и долговечных зданий в истории.

К несчастью для нас, Витрувий писал о бетоне, прежде чем использование этого материала римлянами достигло своей кульминации, а его состав и технологии производства были многократно отточены. По этой причине многое из того, что было написано о римском бетоне, было в значительной степени навязано книгой Витрувия. Можно использовать такую аналогию: наши далекие потомки обнаруживают чертежи первого самолёта братьев Райт и используя этот документ, строят предположения об эксплуатационных характеристиках самолетов Второй мировой войны.

К счастью, мы снова можем обратиться к археологическим данным, которые показывают нам, что римляне постепенно стали использовать все большее видов бетонов и делали это с большей уверенностью и мастерством. Со временем их архитекторы достигнут вершин мастерства в производстве и применении материалов, которые мы не увидим вплоть до двадцатого века и которые, по некоторым показателям, всё еще не достигнуты.

Архитектурный шедевр римского бетона

После того, как Витрувий написал «On Architecture», в следующий раз, бетон появляется в сохранившихся литературных источниках приблизительно спустя девяносто лет, в ранее  упомянутой Natural History Плиния Старшего. Старший Плиний - чтобы отличать его от его не менее знаменитого племянника и усыновленного сына Плиния Младшего - составил свою энциклопедию незадолго до своей смерти в 79 году н.э. (ученый затеял рискованное предприятие по близкому наблюдению извержения Везувия, которое погребло Помпеи и Геркуланум, и получил отравление сернистым газом).

Плиний упоминает бетон только один раз, ссылаясь на грузовое судно, которое должно было принять участие в строительстве пристани в Остии. Его отсылки на известковый раствор и штукатурку, как представляется, в основном скопированы с книги Витрувия. Как и большинство людей на протяжении многих лет, Плиний не может сдержать своего  изумления по поводу свойств извести: «Это что-то поистине чудесное, после того, как камень подвергся огню, известь разогревается при попадании в воду!»

После энциклопедии Плиния не сохранилось каких либо упоминаний римского бетона, кроме как в двух малоизвестных книгах, написанных к концу римской империи, да и там  просто плагиат текста Витрувия.

Важным развитием бетона было использование измельченных и просеянных черепков. О них упоминал Витрувий как о компоненте водостойкой штукатурки, и римлянам не потребовалось много времени на принятие того, что красный порошок имел свойства, подобные пуццолане. Действительно, основным компонентом современного бетона является обожженная глина, а керамика - это ведь тоже самое. Вскоре керамика и кирпичная пыль стали основным компонентом стен из римского caementis, придав им то самое качество  долговечности, которым на протяжении многих веков так восхищаются инженеры-строители.

 

 


Содержание

Список иллюстраций

Благодарности

Предисловие Дениса Смита

Введение


 

Глава 1. Происхождение

Совершенно новое представление о конце каменного века

Гёбелик Тепе

Обжиг извести


 

Глава 2. Возведение ступенчатых пирамид. Бетонные пирамиды и Минонский лабиринт

Споры о великой бетонной пирамиде

 

Глава 3. Золотой стандарт

Катон

Витрувий

Гавань там где не должно быть гавани

Логистика строительства гавани

Архитектурный шедевр римского бетона

Золотой дом

Пантеон

Стены и купол Пантеона


 

Глава 4. Бетон в доколумбовой Америке и Европе времён ренессанса


 

 

Глава 5. Эволюция современного бетона

Роман цемент

Марк Брунель

Тоннель под Темзой

Строительство тоннеля Темзы

Открытие тоннеля. Джозеф Аспдин

Уильям Аспдин

Суета последних лет Уильяма Аспдина, другие первопроходцы


 

Глава 6. Усовершенствование, армирование и распространение

Эрнест Рэнсом

Здание Ингаллс

 


 

Глава 7. Волшебник и архитектор

Глава 8. Мир становится бетонным > > > > > > > > > > > > > > > >

Глава 9. Плохие новости > > > > > > > > > > > > > > > >

Глава 10. Хорошие новости > > > > > > > > > > > > > > > >

Примечание

Яндекс.Метрика

 

 

Управляющая компания Ольгино. Адрес местонахождения, телефон и часы работы