Гавань там где не должно быть гавани

Первое крупномасштабное использование римского бетона произошло не в Риме, а даже не в Италии, а в 2300 км к востоку, в Иудее. И это было самое большое применение гидравлического бетона в одном строительном проекте до начала двадцатого века. Римский бетон, некогда редко используемая смесь, возможно, всего в нескольких десятках проектов, стал товаром массового производства, потому что он был основным ингредиентом, используемым для навязчивой идеи одного человека: построить великолепную гавань в месте, где гавань не должна существовать. Этот человек был Иродом Великим, королем Иудеи, а его любимым проектом была гавань Кейсарии.

Как и его отец, Антипатр, Ирод пришел к власти с помощью Рима и за счет предшествующего королевского дома Израиля, династии Хасмонеев. Ирод был реалистом. Рим отдавал приказы, и римляне хотели, чтобы в Израиле был дружественный им царь, который вместе с другими буферными государствами будет держать под контролем могучую и враждебную парфянскую империю на востоке. Антипатр, а затем и его сын Ирод, культивировали дружеские отношения с могущественными римлянами и тем самым начали династию Иродианов. Римский Сенат признал Ирода царем Иудеи. Он не был обязан своим положением ни популярности и не королевской связи, хотя он женился на хасмонейской принцессе, чтобы создать появление преемственности в царской родословной. (Позднее он казнил жену и их двух сыновей.) Ирод был царём, потому что Рим сказал, что он царь. Вот и всё.

Ирода помнят в основном сегодня из-за восстановлении Храма Иерусалима, но именно строительство им города и гавани Кесарии действительно определило его царствование в глазах всегфо мира. Кесария была гораздо более амбициозным проектом, а для некоторых из его современников это, должно быть, показалось одной из его самых сумасшедших идей.

Место, которое Ирод выбрал для города и гавани было просто длинным участком пляжа, который соединял пустыню со Средиземным морем. Здесь были руины старой крепости, названной Стратоновской башней, крепость - которую построили финикийцы, но которая была затем захвачена (и потеряна) греками, евреями, римлянами и египтянами. Благодаря римской поддержке эта земля теперь принадлежала Ироду. Первоначально башня Страто имела небольшой причал и волнорез, которые построили сбрасывая  валуны из местного песчаника, называемого курркаром, в воду. Большая часть этого скромного причала/волнореза в значительной степени исчезла во времена Ирода из-за сильных течений и заиления. Немногие оставшиеся жители, вероятно, вытаскивали свои маленькие рыбацкие лодки на горячий песок пляжа, чтобы защитить их от печально известных штормов, которые были бедствием Левантинского побережья и чтобы соскоблить ракушки с их корпусов.

Башня Страто была не лучшим местом для строительства крупной международной гавани такого рода, которую представлял себе Ирод: такой, чтобы соперничать с Александрией в Египте или Приейскими Афинами в Греции. Главным препятствием была местная география. Поблизости не было островов или мысов, которые могли бы предложить кораблям убежище от ветров и течений или которые могли бы послужить отправной точкой для сброса камней в море, чтобы построить крупный волнорез. Не было также судоходной реки, которая могла бы обеспечить защиту кораблей во время строительства гавани или из которой постоянно вытекала бы пресная вода, чтобы держать под контролем морских вредителей, таких как ракушки и корабельные черви, или же обеспечить достаточное количество питьевой воды (приходилось довольствоваться достаточно скудными колодцами). В непосредственной близости также не было подходящей скалы, которая могла бы использоваться для строительства постоянного мола или пристани; был только мягкий песчаник kurkar, который показал ранее настолько он бесполезен и разрушался при погружении в воду. Даже если местная скала была подходящей, ложе предполагаемой гавани состояло из толстого слоя  песка, который ранее уже продемонстрировал неприятную тенденцию засасывать камни, используемые для возведения мола. Кроме того, сильное течение, идущее с юго-запада, разбавленное большим количеством воды, вытекающей из Нила в Средиземное море, приносило с собой бесчисленные тонны ила, что затрудняло бы строительство даже при  лучших обстоятельствах. В сочетании с другими естественными препятствиями, технические проблемы казались непреодолимыми. Даже Ироду было ясно, что, несмотря на все его материальные и трудовые ресурсы, ему понадобится помощь.

Из всех римских друзей Ирода самым могущественным и влиятельным был Маркус Агриппа, правая рука Августа. Они встретились в 40 г. до н.э., когда Ирод ездил в Рим в первый раз. Отец Ирода, Антипатер, недавно скончался (отравлен придворными врагами), и Ирод, без сомнения, счел разумным подружиться с теми, кто был более могуществен, чтобы закрепить свое положение в качестве царя Иудеи. Несомненно, дружба была смазана и щедрыми подарками. Тем не менее, взятки было недостаточно. Он должен был быть сильным, последовательным царём для Рима, чтобы обеспечить будущее своей династии в Иудее. Вероятно, Ирод должен был предоставлять римлянам военную и материальную помощь в регионе. Еврейский историк Иосиф Флавий пишет, что Ирод завязал теплую дружбу с Агриппой во время этого лоббистского разговора. Хотя они пришли из самых разных миров, Ирод и Агриппа, видимо, нашли что-то общее. Оба были умными людьми, которые, как и большинство образованных людей своего времени, свободно говорили по-гречески, и, вероятно, на этом языке они и разговаривали. Кроме того, оба мужчины были строителями. Августу нравилось говорить, что он нашел Рим кирпичным городом и оставил его городом мрамора, но именно Агриппа был тем кто преобразил большую часть города.

В 23 г. до н.э. Ирод и Агриппа организовали встречу в городе Митилене, на греческом острове Лесбос. Хотя сохранилось совсем немного информации об их разговорах, большинство историков полагают, что именно на этой встрече Ирод представил свой план по строительству города и гавани у башни Страто. Вероятно, Ирод обосновал все стратегические причины, по которым там должен был строиться большой порт. Огромные римские корабли для перевозки зерна - супертанкеры своего времени - имели бы безопасное убежище, если возникла буря, а они оказались слишком далеко от Александрии, чтобы повернуть назад. Единственный другой крупный порт в регионе, Антиохия, был слишком далеко на север, чтобы предложить какое-либо укрытие, и у Антиохии были свои проблемы: его гавань быстро заиливалась, и она была стратегически уязвимой. Парфиняне могли отправить войска на лодках вверх по Евфрату, а затем высадиться к востоку от Антиохии и совершив марш на запад, захватить город. С другой стороны, башня Страто пользовалась защитой огромной и беспощадной сирийской пустыни на востоке. Даже если Антиохия должна была пасть, римляне все равно могли бы использовать башню Страто, чтобы доставить войска и предметы снабжения, для противостояния такому вторжению. Наконец, Башня Страто будет эллинистическим городом, как Александрия. В этом городе были бы форум, театр, храмы для богов и общественные бани, питаемые акведуком, которые также принесли бы пресную воду своим жителям - короче говоря, все, что могло бы заставить грека или римлянина почувствовать себя как дома. Население бы состояло, в основном, из местных жителей - эллинизированных сирийцев, которые говорили на греческом как на втором языке, а также из римских и греческих торговцев. Естественно, была бы также еврейская община - ведь Ирод был царём Иудеи, но он всё ещё не был уверен (неэллинизированные евреи уже имели репутацию нежелательных жителей из-за своей религиозной практики). Конечно, истинная причина Ирода заключалась в том, что такая гавань была необходимой предпосылкой для крупного расширения экономики его королевства. Сухопутные караваны, приносящие шелка, специи и другие предметы роскоши с Востока, больше не должны были сворачивать на север в порт Антиохии или на юг в сторону Александрии, чтобы доставлять свои товары в Рим и другие богатые города империи.

Как только Ирод убедил Агриппу в необходимости этого проекта, пришло время углубится в технические нюансы строительства. Римлянин, скорее всего, привёз с собой инженеров, чтобы обсудить сложные проблемы связанные с сооружением большой гавани в таком месте, где никакой гавани не могло существовать. У Агриппы был некоторый опыт в строительстве гавани, он построил Порт-Юлиус в Неаполитанском заливе для римского флота. Конечно, Порт-Юлиус был намного меньше, чем гавань, которую хотел построить Ирод, и в районе Неаполя было все, чего не хватало в районе Стратонской башни, особенно уютного залива с хорошим запасом строительных материалов поблизости. Вероятно, Агриппа использовал римский бетон в строительстве Порт-Юлиуса, так как весь пуццолановый грунт, который был необходим, находился рядом. Можно легко представить, что Агриппа или один из его инженеров говорит Ироду: «Знаете, у нас есть эти специальные caementis, которые мы использовали в Порт-Юлиусе. Он твердеет под водой. Вы могли бы использовать его для строительства этой гавани. Тем не менее, вам нужно будет использовать ужасно много этого материала. Я имею в виду, до этого никто раньше не использовал пуццолановый бетон в таком масштабе. Теоретически это возможно, и, честно говоря, я не вижу другого способа как выполнить этот проект".

 

Маркус Агриппа

Рис 9. Маркус Агриппа, политический воротила, попечитель искусств, строитель первого Римского Пантеона и друг еврейского царя Ирода Великого



Ирод Великий

Рис 10. Ирод Великий, который при помощи Марка Агриппы построил порт Себастос в Цесарее, гды было использовано самое большое количество бетона в древнем мире.

Реконструкция порта Себастос в Цисарее Иудея

Рис 11. Реконструкция порта Себастос в Цисарее Иудея. Логистические проблемы возникшие при его строительстве были исключительно сложными: сотни тысяч деревьев были срублены только для того чтобы обеспечить топливом печи для обжига романцемента используемого при строительстве. Таким же логистическим вызывом была транспортировка тысяч тонн пуццолановой породы из Италии, что скорее всего потребовало использование современного эквивалента "супер-танкеров".

 


Содержание

Список иллюстраций

Благодарности

Предисловие Дениса Смита

Введение


 

Глава 1. Происхождение

Совершенно новое представление о конце каменного века

Гёбелик Тепе

Обжиг извести


 

Глава 2. Возведение ступенчатых пирамид. Бетонные пирамиды и Минонский лабиринт

Споры о великой бетонной пирамиде

 

Глава 3. Золотой стандарт

Катон

Витрувий

Гавань там где не должно быть гавани

Логистика строительства гавани

Архитектурный шедевр римского бетона

Золотой дом

Пантеон

Стены и купол Пантеона


 

Глава 4. Бетон в доколумбовой Америке и Европе времён ренессанса


 

 

Глава 5. Эволюция современного бетона

Роман цемент

Марк Брунель

Тоннель под Темзой

Строительство тоннеля Темзы

Открытие тоннеля. Джозеф Аспдин

Уильям Аспдин

Суета последних лет Уильяма Аспдина, другие первопроходцы


 

Глава 6. Усовершенствование, армирование и распространение

Эрнест Рэнсом

Здание Ингаллс

 


 

Глава 7. Волшебник и архитектор

Бетон. Два гиганта - два подхода

Храм Единства

Легендарный отель

 


 

Глава 8. Мир становится бетонным

Последняя великая работа Райта

Сиднейский Оперный театр

Завершение строительства

 


 

Глава 9. Плохие новости

Отчёт Джордана

"Стойкость" железобетона

Да, да и нет


 

Глава 10. Хорошие новости

Нужна ли нам арматура для всех бетонных конструкций?


 

Примечания. История бетона - временная шкала
Яндекс.Метрика

 

 

 

Квартиры и комнаты - аренда ул. Свердлова. Жильё в г. Балашиха.