R-BOOKS.NET
Navibar.htm
Для меня баядерка и гетера лучше верной жены без любви, так же, как взгляд сенсимонистов на брак лучше и человечнее взгляда Гегелевского (т. е. который я принимал за Гегелевский). Что мне за дело, что абстрактным браком держится государство? Ведь оно держится и палачом с кнутом в руках, однако ж палач все гадок. Я даже готов согласиться с Герценом, что Рётшер не понял романа Гете, что он не апология, а скорее протест против этого собачьего скрещивания с разрешения церкви (14). Ведь Бауман подкусил же (15) Рётшера на этой статье, доказавши, что коллизия произошла потому, что брак был недействителен в смысле разумности. Подбивай-ка Кронеберга перевести "Лира", который опозорен на Руси переводом Якимова и переделкою Каратыгина. Кронеберг пишет ко мне, что не имеет сил приняться за “Ричарда 1”, и прислал мне 1 акт "Гамлета", которого нельзя поместить, как отрывок уже из известной глупой нашей публике пьесы (16).

Ты весь погрузился в греческий мир - это хорошо - чудный мир! Я сам один вечер блаженствовал, погрузясь в нега. Есть книга, глупая там, где высказывается личность автора, драгоценная по фактам - "Теория поэзии в историческом развитии у древних и новых народов" Шевырева. В ней (стр. 17- 19) переведен гимн Гезиода к музам - боже мой, что это такое! Не могу удержаться, чтобы не выписать места: "Они неумолчным гласом прославляют, во-первых, священный род богов, и сначала поют тех, которых произвели Земля и Уран широкий, и тех, кой произошли от них, - боги - дарители благ; во-вторых, Зевеса, отца богов и людей, славя от начала до конца песни, как он могучее всех богов, и как велик своею властью.

Потом уже поют род человеков и исполинов силы и увеселяют на Олимпе ум Дня, олимпийские дщери Дня Эгиоха, которых в Пиэрии родила отцу Крониду Мнемозина, владычица нив Элевфира: отраду в бедах, облегчение в печалях. Девять крат соединялся с ней благосоветный Зевес, вдали от бессмертных восходя на святое ложе. Когда же год, течением часов, дней и месяцев, исполнился, Мнемозина родила девять дщерей, согласных мыслию, у которых песнь всегда на уме, а в груди беззаботное сердце (как у В. И. Красова)...

Кого почтут дочери великого Дия, на кого из царей благорожденных взглянут приветно, - тому язык обольют сладкой росой, у того из уст слова текут медом - Прочти сам вполне в книге - божественно хорошо. Экой народец! Вот миросозерцание-то! Земная поэзия, по их понятию, могла воспевать только прошедшее и будущее, а небесная (музы) - и настоящее, потому что у богов и самая жизнь - блаженство.

А вот, не хочешь ли полюбоваться, как Платон понимал красоту: "Красота одна полутала здесь этот жребий - быть пресветлою я достойною любви. Не вполне посвященный, развратный стремившийся к самой красоте, не взирая на то, что носит ее имя; он не благоговеет перед него, а, подобно четвероногому, ищет одного чувственного наслаждения, хочет слить прекрасное с своим телом. .. Напротив того, вновь посвященный, увидев богам подобное лицо, изображающее красоту, сначала трепещет; его объем лет страх, потом, созерцая прекрасное, как бога, он обожает, и если бы не боялся, что назовут его безумным, он принес бы жертву предмету любимому..." Мне кажется, что Платон в греческой философии то же, что Гомер в поэзии - колоссальная давность! Счастливчик плут Кудрявцев, что знает эллинскую поэтику.

Бога ради, Боткин, пиши скорее о "Прометее", - это у нас и ново и полезно, а я просто с ума сойду от твоей статьи - даю тебе вперед честное слово. (Да кстати: отдавай своя статьи переписчику и, просмотрев уже, отсылай - ведь это тебя не разорит, а, между тем, избавит от египетской работы самому переписывать и неудовольствия видеть в печати статью свою с чудовищными опечатками и искажениями. С твоей руки нет возможности набирать.

Не можешь представить, как я рад, что ты согласился с моими понятиями о журнале на Руси; мне кажется, что я вновь приобрел тебя. Насчет исторических статей взяты меры, - и Герцен уже переводит из книги Тьерри о Meровингах и будет обрабатывать другие вещи в этом роде. Его живая, деятельная и практическая натура в высшей степени способна на это. Кстати: этот человек мне все больше и больше нравится. Право, он лучше их (18) всех; какая восприимчивая, движимая, полная интересов и благородная натура! О6 искусстве я с ним (19) говорю слегка, потому что оно и доступно ему только слегка, но о жизни не наговорюсь с ним. Он видимо изменяется к лучшему в своих понятиях. Мне с ним легко и свободно. Что он ругал меня в Москве за мои абсолютные статьи, - это новое право с его стороны на мое уважение и расположение к нему.

В XII № "Отечественных Записок" прочтешь ты отрывок из его "Записок" - как все живо, интересно, хотя и легко (21). Что ты не ездишь к Огареву - воля твоя, может быть, ты и прав, с своей точки зрения; но я теперь по теории поддерживаю отношения с людьми...(22) …в нем нет ни почвы, ни воздуха для благодатных семян духа; он лучше всего доказывает, что человек может развиваться только на общественной почве, а не сам по себе. Все эти люда не истекали кровью при виде гнусной действительности, или созерцая свое ничтожество. Я понимаю, почему Анненков так мало полюбился тебе: он нисколько не хуже Панаева и Языкова, даже характернее, личнее их, но и на нем питерская Шить, к которой я уже пригляделся, а ты еще нет. Да, Боткин, только в П. (сочти эту букву хоть за... - ты не дашь промаха) сознал я, что я человек и чего-нибудь да стою, только в Питере узнал я цену нашему человеческому, святому кружку.

 

 

 

Яндекс.Метрика

Новостройки Балашихи